Перспективная платежная система Банка России

Стенограмма сессии

Участники сессии:

Модератор:

  • Алексей МАСЛОВ, Группа пользователей SWIFT в России

Спикеры:

  • Дмитрий ЕФРЕМЕНКО, Сбербанк

  • Денис ЗАГУМЕННОВ, Банк России

  • Елена ЧЕТВЕРИКОВА, ВТБ

​Алексей МАСЛОВ (модератор): Я являюсь председателем группы пользователей SWIFT в России.

Сегодня утром у меня была встреча с руководством одного достаточно большого банка. На встрече был президент банка, вице-президент. Встреча шла уже минут 10-15, два человека сидят постоянно в мобильных телефонах. Потом одни вскакивает и говорит: «Коллеги, извините, мне нужно в «trading room», потому что такие новости, рынки прыгают туда-сюда». И он убежал. Все, кто здесь собрались, я так понимаю, имеют возможность и желание не только следить за новостями, но и послушать регулятора.

Считаю, что наша сессия одна из самых главных. Это можно судить хотя бы по выступающим. Я хочу представить наших выступающих: сотрудники, которые занимаются, в основном, операционной поддержкой бизнеса - Банк России, Сбербанк, ВТБ - можно сказать, фундамент платежной индустрии, финансовой индустрии России. У вас будет возможность послушать людей, которые в этом фундаменте отвечают за стабильность.

​​Денис ЗАГУМЕННОВ: Я представляю подразделение Департамента Национальной платежной системы. Нашу часть департамента общественность видит достаточно редко. Мы - подразделение, которое разрабатывает функциональные требования к нынешней платежной системе и к перспективе ее развития.

Вы все знаете, что Банк России начал большой проект по модернизации своей платежной системы. То, что нас ждет в будущем, мы назвали «перспективная платежная система». Мы с вами практически уже вступаем в эру перспективной платежной системы Банка России. С 1 января 2017 года нас ждут несколько ключевых изменений, которые начинают готовить нашу с вами платежную инфраструктуру, связанную с платежной системой Банка России. Это практически все действующие в РФ платежные системы.

Итак, что же случится 1 января?

Первое - произойдет установление максимальной суммы платежа, выше которой мы будем обрабатывать платеж только как срочный.

Также с 1 января 2017 года мы изменим режим работы платежной системы Банка России: она начнет работать с 4 часов утра по Москве.

Также появится сервис по консолидации ликвидности многофилиальных кредитных организаций. Подобную вещь мы уже запустили для федерального казначейства, и, наконец, готовы предложить ее кредитным организациям. По вашему заявлению мы можем остатки на всех счетах ваших филиалов вечером собрать, например, на счете головной администрации.

Вот такие три новшества появятся с 1 января 2017 года. Подчеркну еще раз, что это первые практические шаги на пути к перспективной платежной системе.

Как вы понимаете, для того чтобы перейти на некое перспективное решение, нужно обеспечить миграцию. В данном случае мы выбрали вариант небольшого «взрыва». Будет период миграции, в который старые и новые платежные решения Банка России вынуждены будут функционировать одновременно. И естественно на момент начала миграции нам нужно будет их каким-то образом гармонизировать.

Перспективная платежная система имеет пять ключевых ее аспектов:

  • В рамках перспективной платежной системы будет проведено развитие сервисов срочного и несрочного перевода в единую платформу.

  • Крупные платежи пойдут только в срочный сервис уже с 1 января.

  • Единый расширенный регламент функционирования. Сейчас платежные системы Банка России функционируют для своих клиентов по местному времени, поэтому не все сервисы у нас равно доступны для разных регионов РФ.

  • Будет новшество - мы создаем систему управления рисками принципиального нового поколения. Такого Банк России до сих пор не делал. Основано на международных практиках и международных методиках оценки.

  • Ну и, естественно, мы постараемся предоставить несколько сервисов, которые позволят использовать новые качества исполнения уже имеющихся инструментов. В том числе попробуем предоставить сервисы для завершения расчетов по операциям на рынках и для профучастников.

Итак, переход на централизованную платежную инфраструктуру. Как я уже говорил, первой отличительной чертой перспективной системы будет то, что она полностью централизована по отношению к старой. На слайде: с правой стороны новые решение, с левой - старые. Как вы видите, старое решение - огромное количество различных систем, межрегиональных электронных расчетов, внутрирегиональных электронных расчетов. История появления этих систем на свет очень длинная, не будем ее сейчас воспроизводить. Новое решение будет основано на двух крупных сервисах: сервис срочного перевода и сервис несрочного перевода, к которым будет обеспечен равный доступ в едином регламенте.

Что же у нас на текущий момент сделано на пути к перспективному решению? Мы сформулировали содержание сервисов. Пока это не публичная информация. Мы определили свои подходы к миграции клиентов. Часть из них мы сегодня озвучим. Естественно, на свет появились утвержденные нами бизнес-требование и техническое задание. И в плановом порядке будут происходить изменения в нормативных актах Банка России, которые фактически определяют правила его платежной системы.

Следующие шаги, которые мы будем делать в отношении гармонизации старого и нового решения для того, чтобы можно было совершить миграцию. В первую очередь - это изменение системы участия, появление на свет системы лимитов и условных платежей, и пулов ликвидности. Будем вводить новый регламент. Первый шаг мы уже делаем. Постараемся обеспечить функционирование двух наших решений в период миграции. Выйдет новый альбом УФЭБС. И произойдет запуск технической платформы для новой системы.

В перспективном решении, в соответствии со 161-ФЗ, будет два вида участников: прямые и косвенные. Характерной чертой прямых участников является то, что они имеют счет в перспективной платежной системе или в платежной системе Банка России. Косвенный участник имеет необходимый идентификатор, но работает со счета прямого участника.

Хотелось бы особо отметить, что для косвенных участников мы собираемся предоставить только сервис срочного перевода.

Лимиты. Очень много говорится по этой теме. Надо подчеркнуть, что лимитов не нужно бояться. Это не какая-то невозможная новая сложная вещь. Лимиты - это всего лишь инструмент управления вашей ликвидностью с нашей точки зрения. Появится два ключевых лимита: срочный лимит и несрочный лимит. Сейчас есть аналог срочного лимита - та сумма, которую вы резервируете для расчетов в системе БЭСП. Несрочный лимит - это некий порог, в пределах которого мы будем для вас проводить попытку взаимозачета в рамках несрочного рейсового сервиса, который будет срабатывать каждые 30 минут.

Для управления приемом к исполнению распоряжений будет иметься возможность установки лимитов в рамках пула ликвидности, а также лимита для косвенного участника, чтобы он не заплатил вашими деньгами за свои нужды. И также будет установлен последний вид лимитов для поручений, которые составлены получателями средств. Это случай с инкассовыми поручениями и требованиями.

Еще одно новшество, которое появится в рамках перспективно платежной системы - это условные платежи. Это платеж, который содержит в себе некий референс, и при поступлении в систему он ждет подтверждения возможности исполнения. Обычно это подтверждение должно придти из внешней по отношению к платежной системе Банка России системы. Мы надеемся, что этот сервис будет востребован у профессиональных участников рынка для обеспечения различного рода операций, где требуются поставки против платежа, например, или деньги против денег.

Что еще будет, чего не было раньше? Пулы ликвидности. В эти пулы, в рамках первой генерации перспективной платежной системы, мы разрешим включить только кредитные организации с их филиалами, т.е. в рамках одной организации. И в этом случае мы сможем производить расчеты и исполнять инструкции исходя из ликвидности на всех ваших счетах. Точно так же в рамках пула могут быть установлены лимиты исполнения распоряжений каждому участнику пула, чтобы не превышать некоторые рамки. Мы рассматриваем данный механизм, как один из шагов на пути единого корреспондентского счета в Банке России для кредитных организаций.

Наш регламент. Как я уже рассказывал, с 1.01.17 мы начинаем движение в этой области. Сервисы перспективного решения будут равнодоступны на всей территории РФ.

Сверху на слайде вы видите текущую ситуацию с регламентом. Очевидно, что у нас дальневосточные регионы, чтобы иметь возможность более-менее полноценно работать, вынуждены больше всех растянуть регламент своей работы. По мере продвижения к Москве, к европейской части страны, регламент сужается. Мы начинаем первую фазу выравнивания этого регламента с 1 января 2017 года.

Немного о периоде миграции и о том, как будут работать клиенты, которые совершили миграцию, и те, кто не совершил миграцию. Платеж мигрировавшего участника перспективной платежной системы. Если он совершает платеж в адрес такого же мигрировавшего участника, то этот платеж будет выполнен непосредственно в перспективной платежной системе. Для платежа в адрес любого получателя, который еще не мигрировал на перспективное решение, платеж будет синхронизирован с нынешней действующей системой и выполнен в рамках ВЭР или системы БЭСП.

Хочу сказать, что для участников, как мы надеемся, это будет совершенно прозрачная процедура. Т.е. это будет полностью автоматизированное решение. И все заботы о том, как маршрутизировать этот платеж, как выполнить синхронизацию, мы возьмем на себя. Для простоты восприятия всегда можно представлять себе, что наша новая АС ППС становится мастер-системой. В ней ведутся все справочники, вся нормативная информация. Старая система становится дополнительным сервисом к ней. Поэтому, если платеж совершает не мигрировавший участник расчета в адрес не мигрировавшего, то он просто совершается через старую систему.

А если мы направляем платеж в адрес клиента ППС, здесь есть некая особенность. Платеж будет переслан через ныне действующую систему регионального уровня платежной системы Банка России в АС ППС и исполнен в том сервисе, который вы укажете. Если это был срочный платеж, значит в срочном сервисе. Также подчеркну, что мы надеемся, что этот путь будет полностью автоматизирован.

Об этапах перехода. Начало внутреннего тестирования перспективной платежной системы у Банка России намечено на декабрь 2017 года. Мы планируем в апреле 2018 года начать пилотный запуск, и дать возможность до этого времени, с декабря, по мере того, в какую группу кредитная организация будет определена миграцией, возможность потестировать, чтобы переход был наиболее мягким.

Где-то в апреле 2018 года мы надеемся начать миграцию первой группы. Действовать мы решили, все-таки, с осторожностью, поэтому в первую группу попадут не самые крупные и мощные кредитные организации. Банк России постарается отобрать тех, у кого нет филиалов, и тех, кто не участвует в НСПК. Ну а дальше вы можете посмотреть и прикинуть, в какую группу вы попадаете.

До конца 2018 года мы надеемся всех потихонечку перевести в перспективное решение. Сразу хочу сказать, что сроки – те, что нам известны на текущий момент, потому что проект, с точки зрения IT, безопасности и прочего чрезвычайно сложный, и всякое может на пути случиться.

Почему же мы надеемся, что переход для нас будет мягким? Дело в том, что общение любого клиента с платежной системой Банка России построено на альбоме УФЭБС. Мы модернизируем этот альбом к моменту начала миграции на ППС. При этом, как вы можете видеть на этом слайде, мы уберем часть реквизитов или электронных сообщений, которые, к сожалению, за годы его существования так и не были востребованы.

Появится большая часть новых реквизитов, которые обеспечивают наши новые сервисы. И весной 2017 года мы надеемся применить новый альбом на действующей системе. Таким образом, все мы с вами уже весной 2017 года вынуждены будем готовиться к новому будущему. Таким образом, мы думаем, что к началу реальной работы миграции из ППС все организации освоят новый УФЭБС. В общем-то, процесс освоения УФЭБС уже привычен. Поэтому будем думать, что все сложится замечательно в этой части.

Что еще для вас поменяется? Во-первых, поменяется наш замечательный АРМ КБР. Существует много его вариантов. Это и АРМ ПУР, и АРМ КБР, и АРМ КБРС и т.д. Из всего этого семейства АРМ появится единое клиентское рабочее место. При этом, уже начиная с 2017 года, Банк России серьезно уменьшит его функционал.

Начнем с того, что мы уберем из него подписание электронных сообщений, попросим вас перенести это на сторону кредитной организации. В нем останется только итоговое шифрование уже подписанного сообщения и расшифровка, дешифровка, проверка подписей. Начнем мы это делать прямо в 2017 году. И надеемся до конца 2017 года завершить эту работу.

Еще несколько изменений, связанных с безопасностью и подписанием тех инструкций, которые вы нам направляете. Всем известны схемы для наших нынешних несрочных сервисов МЭР, ВЭБ. Вы нам подписываете инструкцию либо пакет одиночной подписью. Соответствующий ответ приходит тоже одиночной подписью. (Я намеренно от наших терминов отхожу в сторону, потому что по сути своей подпись она и есть подпись). В системе БЭСП, как вы знаете, Банк России изначально сделал две подписи.

Какие будут изменения? Все одиночные инструкции будут с двумя подписями, а пакеты мы будем подписывать с вами двояко. Для срочного сервиса пакет будет подписываться двумя подписями, потому что мы надеемся, что, во-первых, там гораздо меньше инструкций, во-вторых, к нему гораздо выше требования по производительности и по скорости исполнения. Для не срочного сервиса мы попросим подписывать каждую инструкцию в пакете и весь пакет целиком.

Есть некоторый нюанс. Если хотя бы одна из подписей будет неправильной, мы вернем вам пакет целиком. В случае, если с подписями все правильно, но при этом, например, БИК и счет не совпали по справочнику, мы вернем отказ в исполнении только одной инструкции в несрочном сервисе.

Для срочного сервиса мы считаем, что слишком большие суммы, слишком большие риски, мы вернем пакет целиком. Очень долго спорили, и я вам честно скажу, что решение выставлено. Если здесь есть коллеги из нашей безопасности, или вы их слышали на этом форуме, я думаю, что они делились своими опасениями.

Вот все новости, которые я готов вам сообщить.

Алексей МАСЛОВ (модератор): Хочу отметить 2 вещи в этом выступлении. На самом деле, очень подробно и детально, и вопросы все равно, конечно, будут, потому что проект масштабный, огромный, для всей индустрии важный.

Первое. Обратите внимание, что во время выступления чаще всего используется термин «клиент». Хочу отметить, что в Банке России в последние годы клинтоориентированность продолжает расти. Кредитная организация - это не просто объект для регулирования, а это клиенты. И поэтому как клиенты вы, конечно же, имеете право голоса, право задавать вопросы, право сомневаться и т.д. И в Банке России это прекрасно понимают.

Второе, на что я хотел бы обратить внимание, даже может быть спросить. Мне понравилось много вещей, но особенно тема пула ликвидности. Я правильно понимаю, что сначала это будет внедряться для отдельных кредитных организаций с филиальными сетями, а потом, в принципе, может быть распространено на банковские группы?

Денис ЗАГУМЕННОВ: Технологически, как вы понимаете, механизм один и тот же. Я вам такую маленькую тайну приоткрою. При формировании требований к перспективной платежной системе мы пошли путем максимальной унификации. Любой из этих сервисов, скорее, в настоящий момент Банком России ограничивается с точки зрения нормативной и законодательной. На самом деле, они универсальные, мы можем применить это к любому участнику системы. Так что потенциал есть.

​​Дмитрий ЕФРЕМЕНКО: Спасибо большое за интересный апдейт. Теперь мы знаем, чем мы будем заниматься в новогодние праздники.

Если тема перераспределения ликвидности касается прежде всего крупных кредитных организаций, имеющих много филиальных счетов, и это, в общем-то, право кредитной организации пользоваться этим или не пользоваться, то мы с вами никуда не денемся от расширения регламентного времени. Нам надо думать и уже понимать, как мы будем организовывать работу с 4 часов утра московского времени.

В то же время очень животрепещущий вопрос: а что мы будем делать с сервисом срочного перевода и крупными суммами? Это пересмотр тарифной политики, пересмотр взаимоотношений с клиентами, требует подписания дополнительных соглашений и вообще пересмотра внутренних расчетных систем. Так что предстоит два напряженных месяца.

Елена ЧЕТВЕРИКОВА: Хотела бы, во-первых, поблагодарить Банк России за те условия, которые сейчас созданы, сотрудничество с участниками рынка, с кредитными организациями, и ту помощь, которую оказывает Банк России. Мы работаем в тесном контакте, в тесном сотрудничестве, консультациях. И это очень важно для участников.

В продолжение вопроса Дмитрия про тему срочных платежей. Сейчас мы обсуждаем, что в связи с тем, что с первого числа свыше 100 миллионов все платежи должны отправляться через БЭСП, при этом нормативно запрещено вносить какие-то изменения в платежное поручение клиента. Если клиент не указал, что платеж свыше 100 миллионов должен быть через БЭСП, у нас сейчас дилемма.

Как же нам поступать с клиентом? Принудительно свыше 100 миллионов проставлять, что это БЭСП, но при этом регулировать это тарифной политикой, либо отказывать клиенту на входе? Планируется в связи с этим что-либо предпринять? Сейчас это живая тема. Нам требуется и доработка наших систем, и нам нужно понимать, где системы эти дорабатывать - на этапе приема платежных поручений, либо на этапе внесения изменений в платежное поручение.

Денис ЗАГУМЕННОВ: Это действительно актуальный вопрос. Я призову вас чуточку потерпеть с ответом, буквально недельку. Тот нормативный акт, который должен все это отрегулировать, буквально вот уже в Совете директоров Банка России. И я думаю, что там все ответы на эти вопросы есть.

Дмитрий ЕФРЕМЕНКО: У вас на первом слайде было написано, что вступает в силу с 1 января ориентировочно. Но вы так уверенно рассказывали, что это будет действительно 1 января, что мы вам поверили. Не получится ли так, как с ЕD 107, которую мы ожидали в сентябре?

Денис ЗАГУМЕННОВ: Ответ практически такой же, как и на предыдущий вопрос. Нормативный акт, который мы все так ожидаем, в настоящий момент на совете директоров Банка России. Мы ожидаем, что на ближайшем заседании он будет рассмотрен и одобрен. После чего вы получите к нему официальный доступ. А потом он будет направлен в Министерство юстиции для окончательного утверждения.

Татьяна ПЬЯНОВА (БНП Париба Банк): Короткий вопрос. Увидела в презентации, что теперь будет возможно в системе БЭСП отправлять мини-пакетами. Раньше такой возможности не было. Не подскажете, какое количество платежей будет содержаться в этом мини-пакете?

Денис ЗАГУМЕННОВ: Я альбом УФЭБС с собой не принес, так что точно сказать не могу. На такие вопросы ответить может технологическая служба. По-моему, до 10 штук. Это связано с ограничениями по нашей производительности.

Ольга ПЕТРОКОВИЧ (HSBC Банк): Расскажите, пожалуйста, о процедурах управления ликвидностями при закрытии операционного дня. Сейчас в процедурах закрытия операционного дня ликвидность, которая сохраняется в БЭСП, перебрасывается на основной корсчет кредитной организации. При направлении в крупном платеже и в БЭСП у нас вероятно быстро может накопиться определенное количество крупных платежей и обеспеченных ликвидностью на именно момент закрытия операционного дня. Будет ли в таком случае добрасываться ликвидность в сервис срочного перевода, и, вообще, что будет происходить?

Денис ЗАГУМЕННОВ: В связи с той планкой, которую мы ставим, мы алгоритм работы самой системы менять не планировали. Т.е. все будет проходить также, как происходит сейчас. Если платежи в конце дня у нас отбраковывались, то, соответственно, они будут по недостатку ликвидности отбракованы.

Но это только первый шаг. В перспективной платежной системе такого понятия как разделение ликвидности между сервисами практически нет. Но зато появились лимиты. Там, скорее, отражение конкуренции сервисов за ликвидность. Там будет немножко по-другому происходить.

Дмитрий ЕФРЕМЕНКО: Вы нам обрисовали перспективу сейчас до конца 2018 года. Можете поделиться планами, что рассматривается сейчас, как в дальнейшем будет совершенствоваться платежная система Банка России?

Денис ЗАГУМЕННОВ: Прямо сейчас не готов поделиться никакими деталями, к сожалению. И скорее потому, что основной потенциал сотрудников Банка России сейчас направлен на то, чтобы максимально быстро и максимально мягко перейти на перспективное решение.

Конечно, есть намеки, есть какие-то наброски. Но поскольку они не существуют в виде конечных бумаг, не хотелось бы вас обнадеживать.

Алексей МАСЛОВ (модератор): Платежная индустрия состоит их многих частей. Это и розничная часть, это межбанковские платежи, это и платежи между корпорациями. И я хотел бы предложить Елене Четвериковой из ВТБ рассказать об их проекте.

​​Елена ЧЕТВЕРИКОВА: В продолжение начатой темы я бы хотела сказать о том, что несомненно расчетная сеть Банка России является основой инфраструктуры платежного рынка. Но жизнь течет и, учитывая вызовы, с которыми мы столкнулись некоторое время назад, мы пришли к тому, что необходимо создавать инфраструктуру платежных сообщений, повышая эффективность расчетов, обеспечение конкурентоспособности, снижение стоимости платежей.

Немаловажный фактор здесь, конечно, введение санкций против России. Поэтому на настоящее время мы имеем расчетную сеть Банка России, традиционный SWIFT. Банк России в условиях повышения конкурентоспособности и поиска альтернатив создал систему передачи финансовых сообщений. Но и мы как банки, тоже не стояли на месте, занимались поиском тех самых решений.

Были созданы host-to-host решения между банками. Мы начинали в группе ВТБ с host-to-host решений именно для группы, но постепенно начали расширять на другие банки, и активно пользоваться СПФС, потому что это преимущество, это более дешевая стоимость платежа. Тем самым мы в настоящее время имеем развитую инфраструктуру межбанковского взаимодействия.

Мы все имеем корпоративных клиентов, поэтому нам необходимо сейчас приходить к тому, чтобы расширить эту инфраструктуру на корпоративных клиентов. Что мы имеем сейчас при взаимодействии клиентов и банков? Это разрозненные каналы передачи данных, разные форматы документов, разные системы шифрования передаваемой информации, различные электронные подписи, у каждого банка есть свои проекты, свои решения, свои host-to-host каналы для клиентов. В каких-то случаях мы сталкиваемся с вызовом, что мы строим индивидуальные отдельные решения для особо крупных клиентов.

Корпоративные клиенты активно поднимают эту тему, и, наверно, многие из вас присутствовали и на конференции в центральном банке, и на встрече с казначеями, где корпоративные клиенты задавали вопрос о том, что мы пришли к той ситуации, что корпоративному клиенту необходима такая же универсальность, которая существует сейчас при межбанковском взаимодействии - такие же универсальные каналы и такая же инфраструктура - для того, чтобы не было этого разрозненного ландшафта, который мы имеем сегодня.

Как нам это построить, и как мы можем это использовать. Во-первых, с 1 января 2016 года Банк России предоставил доступ к системе передачи финансовых сообщений юридическим лицам - клиентам банка. Корпоративные клиенты в настоящее время повернулись к рассмотрению данного канала, т.е. универсальный канал, в отличие от host-to-host решений, сейчас очень заинтересовал корпоративных клиентов.

Конечно, мы можем сказать, что эта тема возникала некоторое время назад. Но, опять же повторюсь, периоды кризиса, санкций отвлекли нас всех от модернизации.

СПФС в данном случае, конечно же, удобен с точки зрения того, что прием сообщений осуществляется круглосуточно. В настоящее время банки пользуются, как вы знаете, ED-503, где есть контроли, где есть системы верификаций. И мы, соответственно, передаем там в формате МТ. Есть ED-501, который, как раз, можно было бы рассматривать в качестве канала, который мы могли бы использовать для передачи сообщений при общении с корпоративными клиентами.

Есть ограничение, естественно, системы передач финансовых сообщений с точки зрения размерности. Т.е. это 20 килобайт стандартно, 5 мегабайт - по согласованию с Банком России. Поэтому если говорить об СПФС – это очевидный выбор. Но возможно также использовать альтернативные каналы.

Например, host-to-host решение между крупными банками возможно тоже использовать в качестве универсального канала, развив и стандартизировав host-to-host канал, который сейчас используют между собой банки, чтобы не создавать монопольные решения. Т.е. возможно сделать несколько универсальных решений.

Но какой бы канал не был, как мы прекрасно знаем, большая проблема стоит в универсальности форматов. И конечно же, стандарт ISO-20022 представляется наиболее перспективным. Т.е. он уже есть. Поэтому с точки зрения преимуществ стандарта, как написано в брошюре для «чайников» про ISO-20022, огромное преимущество стандарта, что их много и есть из чего выбрать. Действительно, есть из чего выбрать. Это международный стандарт. Он дает возможность полной передачи информации, возможно передавать различные статусы сообщению. Т.е. можно взаимодействовать с другими форматами без ограничений. Еще большой плюс, что ISO-20022 планируется в перспективной платежной системе. Это, как раз, ответ на вопрос, какие планы после 2018 года. Возьму на себя смелость сказать, что планы есть, по информации от Центрального Банка. Мы активно участвуем в этой работе.

Т.е. это работа по разработке форматов, по разработке стандартов в России уже была начата в рамках рабочей группы РОССВИФТ, совместно с техническим комитетом Стандарты финансовых сообщений Банка России. Уже разработан ряд форматов. Доступные форматы, которые существуют сейчас - это платежный формат, статусы платежей, выписки по счетам, документы валютного контроля. И эти форматы, если их утвердить в РФ, в принципе могут уже сейчас становиться теми универсальными форматами, которые можно начинать использовать и переходить на них.

Конечно, есть перспективы развития в части форексных операций, депозитных, документарных операций, документооборот в рамках 275-ФЗ о Гособоронзаказе, в котором участвуют крупные банки.

Если говорить про международные тенденции, то мы можем с вами видеть, что в мире достаточно широко используются стандарты при обмене с корпорациями, банков и корпораций, корпоративных клиентов.

Но для того, чтобы эта красивая картина создания инфраструктуры - с одной стороны, построения этих каналов взаимодействия, с другой стороны, использования форматов ISO-20022, - заработала необходимо решить много вопросов. Необходимо, первое, какой бы канал ни был, утвердить форматы ISO-20022 как единые стандарты в России. С этой точки зрения мы, конечно, возлагаем очень большие надежды на Банк России, чтобы он взял на себя роль методологического центра по утверждению, поддержанию и сопровождению данных форматов.

Мы готовы как члены РОССВИФТ, сотрудники крупного банка всесторонне содействовать, участвовать в рабочих группах. Но, нужно регуляторно это утвердить, чтобы не было многообразия. Если не будет утвержденного формата, то, конечно же, будет возникать ситуация, что каждый банк будет выставлять свои требования, какое-нибудь дополнительно поле. И это не позволит создать гибкую инфраструктуру, когда клиент, имея единый формат, может беспрепятственно переходить на обслуживание из одного банка в другой, не затрачивая огромные ресурсы.

С одной стороны, и такое мнение присутствовало в банках некоторое время назад, банкам это не выгодно. И клиенту достаточно трудозатратно и капиталоемко переходить и подключаться к другому банк-клиенту, перенастраивать свои системы. Но, опять же повторюсь, что сегодняшний день и сегодняшняя ситуация привели к тому, что банк может предоставить лучшие условия, но нужен долгий переход клиента.

И клиенты, которые имеют счета во многих банках, тоже не заинтересованы в том, что везде разные форматы. Также это и отсутствие единой электронной подписи и единого удостоверяющего центра. Понятно, что сейчас, даже адаптируя систему передачи финансовых сообщений либо host-to-host канал на базе крупных банков, данный вопрос останется нерешенным, потому что здесь нужно решать законодательно.

Видимо, единый удостоверяющий центр - это большой проект, который в России должен существовать отдельно.

Плюс, с точки зрения СПФС, помимо подписей, это технологическая готовность. Мы используем сейчас СПФС, но с точки зрения производительности, с точки зрения объема передаваемых данных Банку России придется усиливать данный канал передачи.

Конечно же, мы должны понимать, и наши клиенты должны понимать, сколько это будет стоить, чтобы это было эффективно, чтобы это не привело к увеличению стоимости платежа.

Плюс всего этого перехода, этого большого проекта, который, с моей точки зрения, действительно должен быть проектом на уровне страны, что мы сократим трудозатраты со стороны IT-служб банков, сократим трудозатраты и капиталовложения в построение инфраструктур под каждого крупного клиента, которые мы сейчас имеем.

Опять же, это будет способствовать повышению конкурентности банков на рынке, потому что клиент уже будет легко переходить из банка в банк. И естественно, банк с более высоким сервисом, с более качественными услугами сможет быстро получать клиента.

Т.е. таким образом мы, с одной стороны, и рубим сук в виде банк-клиента, с другой стороны, создаем себе условия, которые будут двигать нас на дальнейшее развитие. И опять же повторю, что ISO-20022 стандарт международный. И внедрив в России ISO-20022 как на обмене сообщениями межбанковском, так и с клиентами, мы выйдем на международный уровень, что позволит повысить статус России с точки зрения инфраструктуры платежного рынка. Все, спасибо.

Денис ЗАГУМЕННОВ: Начну не по порядку, с самого простого и короткого. На счет технологической готовности. Традиционно так сложилось, что Банк России сообщает, что мощностей платежной системы или СПФС достаточно для обработки.

Я приоткрою маленькую завесу тайны. На текущий момент эта система рассчитана на обработку 400 тысяч свифтовых сообщений в день, с полным контролем и пересылкой адресатам. В настоящий момент вы с вами не выбрали даже 10%. Так что пока у нас есть хороший задел, что не может не радовать, т.к. все остальные вопросы с этим тесно связаны.

О том, что касается ISO-20022. Я в некотором смысле намеренно эту тематику обошел. Банк России действительно ведет здесь большую работу. К сожалению, мы на текущем форуме не готовы предъявить вам ее результаты.

Работа идет в двух крупных направлениях. Первое - это создание стандарта финансовых сообщений всех уровней в стране. И второе направление, которое мы тоже будем активно поддерживать - это создание стандарта де-факто. Мы считаем, что наш УФЭБС - это стандарт де-факто в общении с Банком России. Мы удерживаем эти два процесса в тесном взаимодействии, и надеемся, что здесь будут определенные движения.

Вероятнее всего, первое, что мы надеемся сделать с вашей помощью, это появление в рамках СПФС сообщений в стандарте ISO. Мы надеемся до конца ноября пообщаться с коллегами в рамках существующей рабочей группы по развитию системы передачи финансовых сообщений, и определиться, а что же для нас первое, что второе, что третье.

Второе направление таких же стандартов де-факто: Банк России приступит после завершения периода миграции на перспективную платежную систему к внедрению той части альбома УФЭБС, которая будет сделана на основе стандарта ISO-20022. Детали раскрывать не буду, но работа такая есть. Более того, уже даже существуют проекты этих форматов.

Что касается крупных клиентов. Наверно, Центральный банк как мега-регулятор иногда позволяет себе «принудить к счастью» всех его клиентов. Так было с системой БЭСП. В какой-то момент мы взяли и объявили, что все ассоциированные участвуют.

С системой СПФС мы поступили по-другому. Это объясняется и историей ее создания. Мы отражали угрозу, которую нам прислали извне. Поэтому в настоящий момент порядка 350 организаций являются участниками этой системы. Но я все кредитные организации призываю вступать в ряды участников этой системы, потому что это ни к чему вас не обязывает. АРМ у вас тот же. Ключ подписи будет еще один, это да. Более того, вы даже не обязаны совершать никакой обмен. Это в первую очередь призыв к Сбербанку. Хотя бы для того, чтобы иметь альтернативу ныне действующей схеме обмена информацией. Потому что наше общение с крупными российскими корпорациями также натолкнуло нас на мысль, что есть потребность в универсальной среде передачи финансовой информации и между ними, и между ними и банками. Поэтому мы также намерены эту работу поддерживать и продолжать.

Дмитрий ЕФРЕМЕНКО: Судя по всему нужно ответить на вопрос, явно не заданный до сих пор.

Да, действительно, вы правильно, Денис, подчеркнули, что появление СПФС стало ответом на вызов, который был брошен России. Действительно ответ был достойный, своевременный и качественный. Действительно, усилиями сообщества и регулятора все это было сделано быстро и качественно.

Но в тоже время банки имели свои стратегии развития на тот момент, и развитие своих host-to-host решений. Да, пускай они уже и не отвечают на сегодня вызовам времени, но, тем не менее, были сделаны определенные инвестиции. И, наверное, они тоже имеют какое-то преимущество.

Поэтому СПФС как основной канал для передачи информации, на мой личный субъективный взгляд, который может не совпадать с мнением Сбербанка, рассматривать можно вполне. У Елены был очень хороший слайд, как возможно универсальное решение, основывающееся на СПФС. Там есть такие стрелочки, называются «альтернативные каналы».

Давайте еще раз вспомним про вызов времени, и когда говорили о том, что если система передачи финансовой информации, которую используют кредитные организации, вдруг станет недоступной, то что мы будем делать. Все задумались в тот момент о резервных каналах. Рассматривать СПФС как резервные каналы для существующих уже налаженных взаимоотношений с клиентами, наверное, можно. И здесь, конечно же, однозначно встанет вопрос стандартизации, потому что эти каналы, даже СПФС, должны быть быстродоступны. А быстродоступность без стандартизации - это невозможно.

Алексей МАСЛОВ (модератор): Одно из умозаключений сегодняшней дискуссии, что у всех должно быть четкое понимание, что стандарт ISO-20022 - это магистральный путь развития индустрии. И конечно же, игрокам нужно уже сейчас смотреть в эту сторону.

Я хочу сказать о том, что ассоциация РОССВИФТ и Банк России уже начали проводить семинары и знакомить игроков рынка с этим стандартом, с основами этого стандарта, по крайне мере. И конечно же, мы с нетерпением ждем информацию от регулятора о том, что будет конкретно сделано, потому что игрокам нужно будет настраивать очень много различных систем, перестраивать операционные процессы.

Только ленивый сейчас не говорит о том, что финансовая индустрия в мире меняется. Она действительно меняется. Мы сейчас затронули вопросы, которые касаются корпоративных клиентов. Корпоративные клиенты ожидают лучшего сервиса, большего сервиса, гибкости, меньших цен. То же самое происходит с розничным рынком, с частными лицами и т.д. и т.п.

Вся область платежей находится сейчас в быстром движении. Банкам необходимо думать о том, что и как лучше сделать для того, чтобы корпоративный клиент, розничный клиент мог получить услугу быстрее, вовремя, понимать о том, что сделано, сколько это стоит и т.д.

Кирилл МОДИНЕЦ (ИНГ Банк): Ведутся ли какие-то работы на площадке Центрального банка в части репортинга?

Денис ЗАГУМЕННОВ: Прошу прощения за уклончивый ответ. Я точно знаю, что в части той отчетности, что собирает Банк России, например, действительно ведутся подобные работы и они увязаны с нашей деятельностью по ISO-20022. Но не буду называть ни конкретных стандартов, ни конкретных сообщений.

Банк России, как и весь мир, сейчас вошел в эпоху перемен. Поэтому очень многие аспекты нашей деятельности сейчас активно пересматриваются. Действительно, будет пересмотрена и система отчетности в том числе. Да, есть такие работы.

Елена МАЗУР (ВТБ): Денис Альбертович, вы сказали, что мощности хватает, потому что по СПФС, как я понимаю, трафик около 40 тысяч в день. Но мы с вами говорим о FIN-сообщениях, которые не такие емкие. Это, в большинстве своем, переводы, выписки, отдельные нефинансовые сообщения.

В презентации Елена Четверикова говорила о том, что требования крупных корпоративных клиентов, в большинстве своем, то, чего не может предложить FIN - валютный контроль, в котором около 5-6 видов запросов. Одна ведомость в валютном контроле, не говоря уже о запросе по паспорту сделки, и все, и мощности у нас с вами категорически падают. Поэтому для FIN мощностей достаточно, а для ISO-20022, наверное, будет совсем недостаточно.

Денис ЗАГУМЕННОВ: Есть такие опасения. Особенно учитывая то, что и сам формат сообщений ISO-20022 несет в себе дополнительную избыточность, которая необходима для обработки.

Вопрос нашей с вами совместной работы, потому что кроме того, что нужно направить емкое сообщение со сканом договоров валютных контрактов, еще нужно определиться, а что мы в этом сообщении контролируем. Сейчас Банк России берет каждую MT, прогоняет ее через контроль, практически аналогичный SWIFT. Что мы будем делать с вами в этих сообщениях, мы пока не знаем.

Поэтому я просто хотел обозначить, что для первого шага, я думаю, у нас запас мощности есть. А во всем остальном, естественно, мы готовы смотреть внимательно, двигаться вместе с вами и расширять свои возможности.

Чтобы вам было не так страшно, я еще одну маленькую тайну приоткрою. Технически СПФС - часть платежной системы Банка России. Она исполняется на тех же центрах обработки данных. Не знаю, насколько аудитория погружена в технический аспект. Собственно говоря, это мощный вычислительный центр, специально создававшийся под высокотранзакционную систему. Поэтому мы надеемся, что сможем выделить достаточный ресурс или оперативно его нарастить. Это позволяет наша техническая инфраструктура для исполнения нужд.

Алма ОБАЕВА (НП НПС): Елена Викторовна, огромное спасибо за смену риторики, за совершенно новый, интересный взгляд. Очень удивляет Сбербанк, который не вступил в СПФС, ну да Бог с ним. Елена Викторовна, у Вас конкурентное преимущество.

А вопрос такой. По-моему, в концепции развития платежной системы Банка России и уж точно в стратегии развития Национальной платежной системы стоял вопрос отделения системы бухгалтерского учета от платежной системы. И это должен был решить идентификатор. Что в этой части делается или будет сделано?

И второе, по-моему, тоже в одном из этих документов было понимание: один банк - один корсчет. Ну, в какой-то перспективе. Что в этой части будет делаться?

Денис ЗАГУМЕННОВ: Первое - про разделение учета и расчетов. Банк России проводит эту работу, и перспективная платежная система, в отличие от ныне действующей, уже не будет в такой степени привязана к бухгалтерскому учету. Она будет взаимодействовать с системой бухгалтерского учета в двух ипостасях. Первая - это вечером, по итогам своего дня, отдавать всю информацию для соответствующего учета. И второе: Банк России - огромный хозяйствующий субъект, куда уж деваться, мы тоже платим по своим счетам. Соответственно, наша система бухгалтерского учета готовит соответствующее распоряжение, которое будет исполнено в ППС. Здесь взаимодействие будет уже скорее режима реального времени в этой части.

С точки зрения идентификатора, произойдут изменения. БИК всем хорошо известный, с одной стороны, сохранит свой внешний вид цифровой девятизначный, с другой стороны, совершенно поменяет смысл. Все предыдущие наши с вами привычные деления его на различные коды исчезнет. Единственный код, который он сохранит в себе в связи с требованиями 161-ФЗ, это обозначение прямого и косвенного участия. Все остальные данные просто скроются в справочнике БИК.

С точки зрения разделения учета и расчетов, поскольку у нас система будет полностью централизована, необходимость вести такие сегментированные балансы, как Банк России делает сейчас... Баланс у нас сводный. И те части, которые сводятся, по сути, в части платежной системе отпадут. Поэтому банковский идентификационный код здесь будет скорее играть вторичную контрольную роль для бухгалтерского учета. Первичным станут номера счетов, по которым будут идентифицировать тип проведенной операции и соответствующим образом учитывать.

Про один банк - один корсчет. Мы не отказались от этого направления работы. Стратегию, собственно, не поменяли, живем по ней. Как вы видели, первый шаг на этом пути - это механизм пулов ликвидности. Мы предложим их вначале для кредитных организаций и их филиалов. И вы сами сможете на практике попробовать, если это будет интересно и эффективно для вашего бизнеса, исполнять распоряжения исходя из остатков на всех счетах.

Второй шаг, который мы пока не предлагаем в этом качестве. Я говорил, что все сервисы, которые мы создаем в ППС, в общем-то универсальны с технологической точки зрения, но они нормативно ограничены. Косвенное участие - тоже ограниченный шаг. Фактически это модель, когда у банка один корсчет, и его идентифицированные филиалы могут исполнять в рамках лимитов или без лимитов, в зависимости от бизнес-модели банка, свои операции.

Точных сроков или каких-то ориентировок сейчас назвать невозможно. ППС будет входить в силу в той модели, о которой я рассказал. Но, тем не менее, я хотел продемонстрировать, что сервисы, которые в ней заложены, в больше степени универсальные, и потребуется некое нормативное регулирование для того, чтобы сместить в зависимости от ситуации акцент в ту или иную сторону. Но, все-таки, будем идти по шагам.

Елена ЧЕТВЕРИКОВА: Действительно, изменение риторики. Алма Сакеновна прекрасно помнит наши заседания, где сидели мы, представители ВТБ, представители Сбербанка, и мы доказывали, что ISO-20022 совершенно не для нас, не для нашего рынка. И нам как крупному банку очень нравится как раз установить банк-клиент ряду клиентов. Таким образом мы обеспечиваем себе круг клиентов. Клиенту трудно от нас уйти, он несколько раз подумает, платить ли ему за установку нового банк-клиента и менять ли эту ситуацию.

Но жизнь меняется, меняются наши убеждения, меняются потребности клиента. Мы считаем, естественно, свои затраты. И сейчас, как я и говорила, мы пришли к той ситуации, что установка банк-клиента под определенного клиента - это огромные и капиталоемкие проекты, что стандартизация - это тот единственный путь на сегодняшний день, который может именно дать нам ту эффективность, в погоне за которой мы постоянно находимся.

Поэтому только стандартизация, только единый формат и только единые каналы дадут оптимизацию как нам, так и на стороне клиента, и, по сути, дадут конкурентные преимущества и позволят построить развитую инфраструктуру. Потому что сейчас мы имеем зоопарк при общении с корпоративными клиентами, с которым уже трудно справляться и самим банкам, потому что с одним клиентом одна специфика, с другим - другая. В общем-то, достаточно стало уже тяжело этим управлять с точки зрения IT-сопровождения.

Галина НЕСТЕРОВА (Газпромбанк): Мы были первыми на рынке, кто, в принципе, стал использовать стандарт ISO с корпоративными клиентами. В ближайшие перспективные наши планы входит также использование и систем СПФС с корпоративными клиентами.

Правильно ли я поняла, что в ноябре мы хотим собраться и определиться, в каких стандартах и форматах будем мы работать? И будет ли со стороны регулятора какой-то альбом для взаимодействия между корпоративными клиентами, банками, при использовании сервиса, который предоставляет Банк России?

Денис ЗАГУМЕННОВ: Да, совершенно точно, мы попробуем собрать вас, участников нашей группы по развитию СПФС, вместе с коллегами из ряда крупных российских корпораций. И попробуем определиться, что же у нас в виде первого шага.

В качестве задумки у нас есть предложение, которое мы еще не раз озвучим. В СПФС есть не только обмен свифтовыми MT, там есть и сообщения свободного формата. Возможно, если мы не найдем с вами конкретной точки решения прямо сразу, какие нам сообщения нужны и в каком виде, или всегда есть какая-то задержка в реализации, можно будет попробовать начать уже пользоваться через эти сообщения, отрабатывать эти форматы.

В дальнейшем мы надеемся с вашей помощью создать альбом. Фактически это будет расширение альбома УФЭБС, как мы думаем сейчас, в котором появятся новые типы сообщений, которые передаются либо в СПФС, либо в платежной системе Банка России. Мы очень надеемся на вашу поддержку, потому что клиентский бизнес никто так хорошо не знает, как вы.

Ниход ХАМРОАЛИЕВ (Газпромбанк): Вы рассказывали по поводу того, что мы приближаемся к международным стандартам по развитию платежной системы. А Центральный банк рассматривает ли переход на использование IBAN для идентификации?

Денис ЗАГУМЕННОВ: Рассматривает, и прямо сейчас этим занимается. Но я не могу вам сказать, чем это закончится. Я думаю, это предмет отдельной дискуссии. И очень скоро вы станете ее участниками, потому что мы в недрах себя сформулировали некую стратегическую линию. У нас есть глубокое понимание того, что пора в какой-то момент, если мы получим на это дело одобрение нашего руководства, предъявить ее сообществу. Поскольку вопрос чрезвычайно, как вы понимаете, неоднозначный. Вы всю историю IBAN знаете не хуже меня, поэтому необходимость его применения в РФ - вопрос весьма дискуссионный.

В рамках проекта ППС и тех изменений справочника БИК, который мы планируем сделать, мы сделали несколько шагов в эту сторону. В частности, контрольный код, который будет содержать перспективный справочник БИК, уже будет рассчитываться по стандарту IBAN. Кроме того мы заложили еще несколько дополнительных полей, которые позволят, в принципе, собрать, по крайне мере для кредитной организации, IBAN.

Дальше, как вы знаете, всегда встает вопрос для любой страны, которая начинает внедрять IBAN, как глубоко он должен проникнуть: до каждого физического лица, до каждого счета? Или оставить его только на трансграничные операции, чтобы, когда мы с вами пытаемся или нам пытаются из Европы что-то послать, сотрудники европейских банков не хлопали глазами понимали, что же это такое тут.

Вопрос очень дискуссионный. Я думаю, что в обозримом будущем вы услышите от нас новости на эту тему.

Елена ЧЕТВЕРИКОВА: Спасибо большое за предоставленную возможность выступить.

Еще раз поддержу Газпромбанк. Мы очень ждем, когда вы нас позовете, потому что мы активно ведем работу в РОССВИФТ по разработке стандартов. И последний прорыв - поручение валютного контроля, которое было разработано и утверждено в международной группе.

Плюс, на базе РОССВИФТ у нас есть рабочая группа по развитию стандартов SWIFT в России. Наш представитель является членом РОССВИФТ, сотрудником банка ВТБ, членом международной группы по изменению стандартов SWIFT. Поэтому призываю вас, хотелось бы видеть большую активность.

Мы имеем чудесную возможность влиять на мировые стандарты, мы имеем возможность сказать свое слово. Активность у нас достаточно низкая - буквально 5 банков, которые активно дают свои предложения, свои изменения, анализируют стандарты. Работа очень большая и интересная. Призываю в ней участвовать. И также в рабочей группе по ISO-20022. Плюс, ведите работу со своими корпоративными клиентами, потому что некоторое время у нас была достаточно активная работа, и корпоративные клиенты участвовали. Сейчас корпоративные клиенты это обсуждают, но в рабочей группе участвуют неактивно. Поэтому, пользуясь случаем, призываю банки активно участвовать. Приходите, ждем вас. Спасибо большое.

Денис ЗАГУМЕННОВ: Для меня стало неожиданность, что я должен участвовать на этом форуме. Спасибо за то, как вы приняли, за ваши вопросы. И я призываю использовать тот уникальный климат, который сейчас сложился вокруг Центрального Банка и активнее участвовать в обсуждении всех тех вопросов, которые мы сегодня и поставили, и где-то начали на них отвечать.

Алексей МАСЛОВ (модератор): Перспективная платежная система Банка России - это уже скоро, это наше светлое будущее. Банк России относится ко всем участникам как к клиентам, и у вас есть возможность для диалога. Стандарт ISO-20022 - это важно. И пожалуйста, участвуйте в работе, которая сейчас в стране ведется. Мы, как индустрия, должны сделать все возможное, чтобы нам, нашим клиентам было удобно, практично, чтобы это все замечательно и эффективно работало.

.

Просмотров: 4,429

+7 499 499 4444

info@paymentcouncil.ru

Cabinet Lounge, Новая площадь, д. 6, Москва, 109012

© 2019, Национальная платежная ассоциация