Платежные технологии для e-commerce

Стенограмма сессии

фото: ПЛАС

Участники сессии:

Модератор:

  • Федор ВИРИН, Data Insight

Спикеры:

  • Станислав БОГДАНОВ, Минэкономразвития России

  • Екатерина ЛОБАНОВА, ИРИ

  • Дмитрий СПИРИДОНОВ, Cloudpayments

  • Анастасия ЯНОВСКАЯ, eBay Россия

фото: ПЛАС

​Федор ВИРИН (модератор): Я партнер аналитической компании Data Insight. Это компания, которая исследует все, что связано с Интернетом и e-commerce. И большая часть цифр, которые есть на этом рынке, наши.

Мы все очень много разговариваем про розничный импорт, про китайцев и так далее. Эта тема мне неинтересна. А, вот, розничный экспорт, про который мы говорим очень мало, хотя на самом деле это очень большая тема.

Мы вместе с PayPal решили сделать исследования по поводу того, что это такое и что там происходит. Кто эти продавцы, кто эти покупатели и так далее. Потому что понятно, что есть соседние страны – на территории бывшего СССР живет чуть более 100 миллионов человек, которые говорят по-русски и часто испытывают дефицит в товарах просто потому, что каналы поставок у них устроены хуже, чем в России – население меньше. И которым легче покупать в России.

Если мы посмотрим на это явление внимательно, то окажется, что крупнейший интернет-магазин в Белоруссии – это Wildberries, крупнейший интернет-магазин в Казахстане –Lamoda, крупнейший интернет-магазин в Узбекистане – Lamoda и так далее. Мы как российская Интернет-торговля хорошо драйвим эти рынки, но при этом собираем бенефиты с этих рынков.

Мы опросили 2700 предпринимателей (не покупателей, а именно предпринимателей) – тех, кто сказал, что у них есть компания, которая продает через интернет в другие страны. Опрашивали мы их в августе и сентябре. Это огромная база респондентов, когда мы говорим о b2b-опросе.

Плюс мы поговорили с большими и маленькими компаниями – и с теми, кто нам отвечал на вопросы, и с теми, про кого мы знали, что они продают через интернет с другие страны. Дополнительно к этому мы взяли некоторый объем статистики PayPal. Мы не можем брать детализированную статистику PayPal, потому что есть особенности раскрытия информации, но какие-то вещи мы смогли получить и их тоже использовать для уточнения данных, которые мы получили в ходе опросов и в ходе экспертных интервью.

Что у нас получилось. Мы считаем, что весь объем розничного экспорта в 2016 году прогнозно составит 2,15 миллиарда долларов США, а прирост – 32%. Для сравнения приведен прогноз роста внутрироссийской интернет-торговли в деньгах. Причем это рост в долларах! В рублях рост интернет-торговли в нашей стране по нашим данным составит 20 с небольшим процентов за 2016 год. 32% – это очень высокие темпы роста.

Есть три больших сегмента. Самый большой сегмент – «цифра», самая разная. Сюда входят игры, которых много производится на территории нашей страны и которые активно покупаются за рубежом. Туда входит и электронный контент – книги, музыка, видео и так далее. Это 35% рынка.

Еще 26% – это путешествия, которые покупаются в нашей стране: бронирование гостиниц, бронирование билетов, которые делаются в России зарубежными гражданами.

Еще четверть рынка – это материальные товары. Материальные товары – это то, что выросло на 100% в год. Это самый быстрорастущий сегмент рынка.

Еще две части: программное обеспечение без игр. Это Касперский и подобное ПО. Это небольшой объем рынка. И социальные сети и знакомства – это в основном платные услуги во ВКонтакте и Одноклассниках. Это еще 7% рынка. Достаточно большой объем, но он не быстро растет.

Рынок оказался прилично больше, чем мы ожидали и прилично более быстрорастущим, чем мы ожидали. Это было первое открытие, которое мы увидели. Путешествия, цифровые товары и услуги вырастут чуть менее, чем на 32%. Программное обеспечение и социальные сети практически не вырастут, как я уже сказал. И материальные товары вырастут в два или чуть более раза.

Второе открытие, которое мы сделали, что ключевые рынки сбыта – Америка и Западная Европа, не страны СНГ. Страны СНГ (Украина, Казахстан, Беларусь, Узбекистан и так далее) составляют 4% от всего этого объема в 2 миллиарда долларов. Очень небольшой объем. 42% – Северная Америка, и большая часть из Северной Америки – это Соединенные Штаты.

Ок, подумали мы. Наверно, это русскоязычные граждане, которые хотят чего-то купить в России? Ничего подобного! В Соединенных Штатах проживает по последней переписи 850 тысяч человек, для которых русский язык родной, и 3,5 миллиона человек, которые могут говорить по-русски. Это очень мало. Все дело просто в том, что американский рынок очень большой.

Когда мы стали копать, что покупают из США, оказалось, что покупают то, что произведено внутри страны. В декабре выйдет полный отчет, там есть примеры. К примеру, есть девушка, которая делает свадебные платья. У нее свадебные платья стоят 200-300 евро. И это очень дешево: из-за падения национальной валюты товары из России стали более привлекательными.

Есть девушка, которая продает дизайнерские слинги для мужской части населения. У нее этот слинг стоит 500 евро плюс стоимость доставки – 60 евро примерно. Это очень много (обычный слинг стоит в магазине 1500-2000 рублей). Но у нее стоит очередь, и 99% продаж – на Запад. Она их продает несколько десятков в месяц. И это типичный пример того, что производится в России и продается за рубеж.

Северная Америка и Западная Европа в этом месте являются ключевым рынком сбыта из-за своей покупательской способности.

Еще одно открытие. Продаются, к примеру, такие услуги: «обучение русскому языку», «услуги представительства внутри России людей, которым нужно сделать то-то и то-то» или «услуги по переводу». 51% компаний и частных лиц, которые что-то продают за рубеж – чаще всего ИП, образованные за последние три года. Эта ниша во многом появилась прямо сейчас. Они все очень быстро растут, они все очень быстро развиваются.

Еще одна вещь: если мы посмотрим на электронную торговлю, регистрацию интернет-магазинов в нашей стране, то Москвы и Московской области будет процентов 70. Если мы посмотрим на тех, кто что-то продает на Запад, то Москвы и Московской области – 35%. Это значит, что для московских компаний есть большой рынок сбыта здесь, в Москве. Для региональных компаний зарубежный рынок является настолько же далеким, насколько московский. И на зарубежный рынок им не сильно сложнее выйти, чем на московский.

Я консультирую достаточно большое количество компаний, и я понимаю, что региональные смотрят на Москву с ужасом, и им непонятно, как на нее выйти. Для них что Москва, что Соединенные Штаты. Поэтому те из них, кто решаются что-то продавать за пределы своего региона, легко выходят в Соединенные Штаты и легко там продают. И у них получается, и получается лучше, чем у москвичей, которые продают только в Москве.

Особенно интересно, что доля ЦФО всего 12%.

Следующий пункт – средний чек. Средний чек очень разный. На контент типичный средний чек – до 1000 рублей, на физические товары – около 5 тысяч, на сервисы – больше 15 тысяч.

Для внутрироссийской торговли материальными товарами средний чек – 4050 рублей, для экспорта – 5-6 тысяч рублей. Поскольку это опрос предпринимателей, то установить средний чек не так просто.

Сложности. Сложности сильно различаются для Москвы и не-Москвы. Москвичи не умеют пользоваться Почтой России, и поэтому доставка за рубеж для них вызывает проблемы. Для регионов это меньшая проблема. Но самые большие сложности – это языковой барьер и незнание зарубежного рынка, отсутствие там партнеров, отсутствие понимания, как там продвигаться и так далее и тому подобное.

За рубежом на эту тему есть много интересных вещей, к примеру, национальные системы помощи предпринимателям по продаже за рубеж через интернет. В Финляндии есть целая программа по обучению и поддержке предпринимателей, продающих чего-то за рубеж. У нас такой нет. Появится – хорошо, а не появится – будет решено силами каких-то частных компаний. Поскольку у нас есть консалтинговое направление, я по себе вижу, что ниша для консультантов, которые помогают выходить в другие страны, и в первую очередь не в страны СНГ, очень перспективна.

Четверть предпринимателей говорит, причем как московских, так и региональных, что есть проблема доверия к бизнесу из России. При этом мы не заметили, чтобы кто-то из них скрывал, что они российская компания. Но, тем не менее, говорят, что есть проблемы с доверием к российскому бизнесу и есть разные способы решения этих проблем.

Большинство компаний продающих за рубеж, говорят, что иностранный покупатель гораздо более лоялен и спокоен к покупаемым товарам, чем российский покупатель. То есть, гораздо легче решаются проблемы.

Как я уже сказал, не хватает партнеров, не хватает знаний, не хватает некоего упрощения таможенного законодательства. У нас сложно с розничным экспортом. В первую очередь даже не то, что это дорого и невозможно, а то, что не существует внятного и четкого объяснения, что нужно сделать, чтобы с первого раза отправить свою посылку за рубеж компании. Здесь сразу целый пучок проблем. Поскольку большинство из этих компаний – это маленькие бизнесы, ИП и так далее, для них это вызывает понятные сложности.

Федор ВИРИН (модератор) (в ответ на вопрос из зала про методологию опроса): Поскольку мы знаем, что мы можем чего-то недосмотреть в закрытом списке вопросов, мы всегда сначала спрашиваем, какие бывают проблемы, а потому уже полученное выводим в стандартизованные вопросы. Еще есть вариант ответа «другое». Это всего 7-8%. То есть, на самом деле нет чего-то такого значительного, что мы могли бы упустить.

Там есть и про возврат товаров, но он не составляет большой доли.

фото: ПЛАС

​​Екатерина ЛОБАНОВА: Я расскажу в целом, чем занимается Институт развития интернета в отношении электронной коммерции как направления.

На рынке электронной коммерции есть ряд отдельных тем, связанных с законодательством. Одна из них – это трансграничная торговля, необходимость выравнивания условий для интернет-магазинов, находящихся в России, и магазинов из-за рубежа, которые сюда поставляют посылки.

На сегодняшний день есть ограничения, которые действуют на территории нашей страны. Посылки, которые не превышают 1000 евро и 31 килограмм в месяц на человека, можно ввезти в Россию без дополнительных таможенных пошлин и сборов сверху. В Европе, в Соединенных Штатах, Австралии, Новой Зеландии, Китае – везде введены разного рода таможенные пошлины. В Китае пошлины фактически является заградительными. То есть, все посылки дороже 7 евро облагаются налогом. Плюс существуют дополнительные законодательные препоны в сертификации продукции. Фактически в Китай ввезти ничто не представляется возможным. В странах Европейского Союза действует норма 22 евро. И на сегодняшний день даже ближайшие страны, например, Белоруссия ввели ограничение на основе этой нормы на ввоз продукции на территорию страны.

В России до сих пор действует старая норма. В результате чего национальные игроки, которых Федор назвал уже – Wildberries, Lamoda, торгуют в основном с соседними странами, и, в отличие от иностранных игроков, действуют в совершенно разных условиях торговли.

Получается, что у нас нероссийские компании находятся в преимущественном положении относительно национальных игроков.

Вопрос требует обратного подхода. Но нужно, чтобы не пострадали конечные покупатели, и, в то же время, условия для Интернет-магазинов за рубежом и на территории страны были выровнены.

Вторая глобальная тема – реализация дистанционной торговли лекарствами, которая сейчас запрещена. Разрешена только в ряде случаев, фактически для ограниченного круга лиц, например, для инвалидов Великой Отечественной Войны и т.п. Тогда как рынок по косвенным признакам можно оценить в 5,8% всего розничного рынка. Понятно, что здесь есть проблема тех же контрафактных лекарств.

О чем переживает Министерство здравоохранения – чтобы дистанционная торговля лекарственными средствами была отрегулирована. Это представляется сделать вполне возможным. Например, нанесение специальной маркировки в электронном виде, осуществление электронного учета – от ввоза оптовых партий товара сюда до единичной фасовки каких-то лекарств, которые покупает клиент в розницу. То есть, есть электронная маркировка, и тот же Минздрав дает доступ к тому, чтобы ввести, например, какой-то код в приложение и проверить весь путь товара от ввоза на территорию России.

Спрос на покупку лекарств есть, он большой. И лучше, чтобы этот рынок и этот процесс был максимально прозрачным для всех участников этого рынка, чем это будет происходить какими-то непонятными схемами.

Две сопутствующих темы про дистанционную продажу – это ювелирные изделия и алкогольная продукция. На сегодняшний день запрета продажи ювелирных изделий, с одной стороны, фактически нет. Потому что в федеральном законе, которым регулируется обращение драгоценных и ювелирных изделий, этого не написано. Но есть ряд нормативных актов, в которых так или иначе указан этот запрет. То есть получаются некие правовые коллизии. С одной стороны, прямо не запрещено, но, с другой стороны, есть документы, которые запрещают эту продажу.

Алкогольная продукция точно запрещена к продаже через интернет, но креативный мозг русского человека находит кучу способов для того, чтобы все равно продавать алкогольную продукцию. Поэтому здесь также нужно поступать, как и в отношении с лекарственными препаратами. То есть нужно разработать максимально простую, прозрачную схему для продажи продукции. Чтобы не было контрафакта, непонятно откуда взявшейся алкогольной продукции, которая травит потребителей. Чтобы это просто был прозрачный рынок, доступные способы продажи, доставки.

Еще одна тема, в которой ИРИ принимает самое непосредственное участие, и мы занимаемся ей с прошлого года – упрощение розничного экспорта. По сути, до представленного ранее исследования цифр по рынку никаких не было. Сейчас мы видим, что Сбербанк собирается делать торговые площадки для агрегации этих товаров и продажи на экспорт.

Первым шагом представляется не создание площадок и товарных агрегаторов, новых платежных систем и чего бы то ни было еще. В первую очередь нужно для людей, которые производят товары на территории России, создать механизмы поддержки, чтобы они могли наиболее простым способом продавать товары за рубеж. В виду ситуации с той же национальной валютой сейчас самый наилучший момент для этого рынка.

На сегодняшний день, с 1 сентября действует упрощенная процедура при оформлении посылки, вывозимой на экспорт. До 1 сентября, чтобы что-то продать как предприниматель, а не физическое лицо, за территорию России, вам нужно было сходить в пункт таможенного оформления (в Москве это Варшавское шоссе) и лично заполнить таможенную декларацию. При этом с начала этого года вы могли ничего не платить, а до этого вам пришлось бы еще заплатить таможенную пошлину, которая весьма солидно выглядит в стоимости посылки. С 1 же сентября ходить никуда не нужно.

Поэтому, когда Федор говорит про три предыдущих года и магазины, нужно понимать, что это была не предпринимательская деятельность, а незаконная предпринимательская деятельность. Потому что все эти посылки оформлялись, как отправленные физическим лицом физическому лицу.

В исследовании указано, что есть проблемы с возвратом товара. Но, по сути, это отношения двух физических лиц. Одно другому что-то отправило, и, в принципе, никто никому ничего не должен. Найти транзакции, вернуть через банк – это просто не представляется возможным. Это проблема.

Как я сказала ранее, с 1 сентября начал действовать проект Почты России и Федеральной Таможенной Службы, в рамках которого реализована процедура упрощенного таможенного оформления. Не нужно ехать ни на какой пункт таможенного сбора и оформления, достаточно прийти на Почту России. Пока это будет реализовано в рамках Москвы. То есть вы можете прийти на отделение почтовой связи, заполнить почтовую декларацию 7.23. В дальнейшем просто Почта России сама на себя приняла таможенное оформление вашей посылки: она берет эту декларацию, переводит в электронный вид и обменивается этими данными с Федеральной Таможенной Службой. И ваша посылка уходит за рубеж. С 15 декабря Почта России обещает, что это будет работать на территории всей России.

Помимо товарного розничного экспорта есть отдельная тема с программным обеспечением, играми и цифровыми товарами. Россия талантливая страна, здесь много разработчиков, которые, в том числе, разрабатывают игры, приложения и это размещается в AppStore, PlayStore, то есть в различные магазины, из которых им сюда, в Россию поступает экспортная валютная выручка.

Существует рад препон и неоднозначных толкований инструкций Центробанка, которые каждый банк толкует в зависимости от своих внутренних инструкций. В связи, с чем разработчики испытывают неудобства и сталкиваются с дополнительной бумажной бюрократией.

Инструкция не подразумевает того, что, например, когда покупают товар в AppStore, там договор не подписан двумя лицами и ручками на бумаге, а представляет собой договор оферты, который никто не подписывает, а просто соглашается в электронном виде.

Законодательство не поспевает за стремительными тенденциями, которые наблюдаются в e-commerce и этот вопрос требует дополнительной проработки и учета возможностей в части покупки цифровых товаров.

В цифровом мире фактически нет физических договоров на бумаге, подписанных ручкой. То есть требуется совершенствование механизмов идентификации клиентов, более доступных способов создания электронной цифровой подписи. ЭЦП сейчас может и есть у ряда предпринимателей, но физических лиц, у которых есть электронная цифровая подпись, можно по пальцам пересчитать. И тем более механизм, когда ею можно удобно и легко воспользоваться.

У кого в зале есть электронная цифровая подпись? Как у предпринимателя и физического лица.

Федор ВИРИН (модератор): Всего у двух человек в зале есть электронная цифровая подпись?

А кто прошел строгую идентификацию на госуслугах? 4 человека из 33 в зале.

Екатерина ЛОБАНОВА: Тоже печально.

Институт развития интернета занимается фактически тем, чтобы интернет проник в классические отрасли экономики как можно сильнее и позволил более эффективно проводить ряд существующих процедур.

То есть, если экспортный рынок сейчас представляется наиболее возможным, то тогда нужно не площадки развивать, а помочь предпринимателям продавать туда как можно легче, больше, быстрее, эффективнее эти товары. Наша задача состоит в том, чтобы скоординировать органы государственной власти, интернет-бизнеса для упрощения обучения, скажем так.

Федор ВИРИН (модератор): ИРИ очень интересная и большая структура, которая много чего делает, и плоды мы видим какие-то уже сейчас, но реально мы начнем их массово видеть, я думаю, что только через год-полтора. Судя по тому, с какой скоростью проходят документы, это нормально.