Ценовая конкуренция и ценовое регулирование. Итоги круглого стола

Пост обновлен 17 нояб. 2020 г.

21 октября состоялся первый из серии круглых столов, посвященных развитию и регулированию конкуренции. Представители ведущих профессиональных объединений финансовой отрасли, ФАС России, Минфина России обсуждали ценовую конкуренцию и ценовое регулирование, а также подходы к анализу конкуренции на финансовом рынке в целом.




Конкуренция на финансовых рынках является объектом регуляторного воздействия не только для антимонопольного органа, но и для финансового мегарегулятора. При этом анализ стратегических документов по вопросам развития конкуренции и также практики в данном направлении, по мнению рыночных экспертов, свидетельствует о том, что проблема регулирования конкуренции является дискуссионной, требует нахождения консенсуса между рынком и регулятором, в том числе с привлечением экспертного сообщества.


Принятие регуляторных решений во многом остается непрозрачным для участников рынка с точки зрения формализованных критериев применимости тех или иных мер, показателей, которые позволяли бы оценить предполагаемый эффект и фактическую эффективность применения мер. Кроме того, финансовая отрасль испытывает растущее давление со стороны законодателей, предлагающих введение все новых и новых регуляторных норм, совокупный возможный эффект для рынка от которых остается не изученным и не принимаемым во внимание. Все вместе это формирует существенную рыночную неопределенность, что потенциально может негативным образом сказываться на конкурентности финансовых рынков, а это, в свою очередь, противоречит задачам развития конкуренции, решаемым регуляторами.


Цель круглого стола состояла в том, чтобы на примерах из различных секторов финансового рыка продемонстрировать актуальность данной проблематики и предложить определенные шаги по организации общеотраслевого диалога.



Участники круглого стола

  • Эльман Мехтиев, СРО «МиР»/СРО «НАПКА» - модератор

  • Антон Арнаутов, Финтех Лаб

  • Ян Арт, портал Финверсия

  • Алексей Войлуков, Ассоциация банков России

  • Виктор Достов, Ассоциация участников рынка электронных денег и денежных переводов

  • Андрей Емелин, Национальный Совет Финансового Рынка

  • Кирилл Косминский, Ассоциация операторов инвестиционных платформ

  • Андрей Лисицын, РСПП

  • Мария Михайлова, Национальная платежная ассоциация

  • Роман Прохоров, Ассоциация «Финансовые инновации»

  • Алексей Саватюгин, Счетная палата Российской Федерации

  • Павел Самиев, ОПОРА РОССИИ

  • Ольга Сергеева, ФАС России

  • Иван Чебесков, Минфин России

  • Павел Шуст, Ассоциация участников рынка электронных денег и денежных переводов


Выводы по итогам круглого стола


  1. Представители ФАС России и Минфина России в ходе дискуссии подтвердили, что развитие конкуренции как механизм развития рынка является в их понимании приоритетной задачей регулирования. Отступление от принципов конкуренции при принятии регуляторных решений является исключительным шагом и допустимо только в тех случаях, когда установленная цель не может быть достигнута никаким иным способом.

  2. Участвовавшие в дискуссии эксперты и представители регуляторов разделяют видение проблем конкуренции финансового рынка, во многом обусловленных ростом рыночной доли государственных и квази-государственных финансовых институтов и компаний. При этом эксперты обращают внимание, что создание регулятором «инфраструктурных» компаний и проектов в целях решения данных проблем ведет скорее к их усугублению, так как законодательное закрепление обязательного участия\использования этих инфраструктур для всех участников рынка превращает эти «проекты» из средств решения проблемы в новые «цели», ради достижения которых и осуществляется отступление от принципов конкуренции.

  3. Регуляторный инструментарий развития конкуренции требует значительной доработки как в части анализа состояния рынка и проблем конкуренции, так и в части критериев отбора и применения отдельных инструментов регулирования. Применяемые в настоящее время регуляторами походы к предрегулятивному анализу целевого рынка и проектируемой модели регулирования отличается узким фокусом, недостаточной глубиной, слабой вовлеченностью профессиональных объединений и недостаточным развитием контуров обратной связи в части учета или причин неучета предложений участников рынка, что в совокупности приводит к проблемам с эффективностью и достоверностью оценки возможных результатов регуляторного воздействия. При этом при выборе инструментов регуляторного воздействия наблюдается тенденция к приоритету непосредственного участия регулятора в рынке вместо создания рамочных условий в целях стимулирования активности участников рынка.

  4. Требуется усиление роли взаимодействия между регуляторами и общественной экспертизы при принятии регуляторных решений, законодательной работе. Существующие инструменты на практике часто не позволяют экспертам, участникам рынка и общественным объединениям содержательно участвовать в данной деятельности. Необходим уход от формализованных структур в сторону сетевых способов организации диалога сторон, заинтересованных в решении тех или иных рыночных проблем.

  5. Требуется повышение прозрачности процедур принятия регуляторных решений, для чего помимо публикации стратегических документов регулятора необходим регулярный мониторинг их структуры и содержания в целях отражения:

  • Формализованных критериев отбора и применения отдельных инструментов решения регуляторных задач, в том числе ценового регулирования;

  • Детального и мотивированного анализа возможных результатов регуляторного воздействия;

  • Выполнения долгосрочных целевых показателей развития конкуренции как индикаторов, позволяющих измерить степень достижения поставленных целей с помощью регуляторных инструментов.


Отдельные тезисы участников круглого стола


Ольга Сергеева, описывая текущее состояние конкуренции на финансовом рынке, отметила, что «во многих сегментах этот рынок… характеризуется высокой концентрацией, высокой долей государственного участия, значительным отрывом лидеров от ближайших конкурентов… одни финансовые организации поставлены в преимущественные условия по сравнению с другими финансовыми организациями».


Необходимость давать доступ на рынок некрупным игрокам как важную задачу для Минфина России обозначил Иван Чебесков. Данный тезис поддержал Алексей Войлуков, указавший, что «до сих пор размер банков и их капитал имел решающее значение» для участия в госпрограммах и для доступа к госсредствам, «и поэтому там были одни и те же игроки, что совершенно неправильно для конкуренции».


Павел Самиев в качестве значимого барьера выхода на рынок для региональных и некрупных игроков в различных сегментах назвал то, что институты развития также выполняют и функции коммерческих банков. «Это очень сильное давление на конкуренцию. Это искажение конкуренции». Также создаются искусственные барьеры, когда для доступа, например, к средствам для кредитования малого бизнеса необходимо иметь опыт работы в подобных программах. «… Размывание роли малых банков, в том числе, региональных в этом процессе, это прямой удар по конкуренции. Это болевая точка, ее стоит обсуждать очень широко». Одним из барьеров является, как добавил Кирилл Косминский, также сложность или невозможность подключения и работы некрупных финансовых организаций, новых институтов финансового рынка к государственным информационным системам.


Иван Чебесков отметил приоритетность развития конкуренции в качестве инструмента развития рынка. «Мы смотрим на регулирование в нашей сфере деятельности, на финансовых рынках как раз с точки зрения того, чтобы развивать эти рынки… конкуренция – один из таких рычагов развития». Цифровизация, по его словам, ставит в этом смысле перед регуляторами новые вызовы, требуя нахождения баланса между внедрением инноваций и сохранением конкуренции для игроков различного размера.


По мнению Павла Самиева вызовом для регулирования является перспектива появления экосистем, которые займутся оказанием нефинансовых сервисов вместе с финансовыми. Вызовом является «все сразу – и качество продаж, и информирование клиентов, и конкуренция, недопуск кого-то из провайдеров в экосистему, и тарификация». Важно, что все эти вопросы пока не имеют готовых решений. «Ни один регулятор в мире пока не ответил, как можно регулировать экосистему. Это колоссальнейшей вызов».


Оценивая перспективы развития рынка финтеха, Антон Арнаутов отметил, что ожидавшегося бума финтех-стартапов в результате представленных, в том числе регулятором, инициатив и проектов пока не наблюдается, и, даже напротив, сегменту скорее грозит монополизация со стороны крупных игроков. Это может привести к тому, что, не испытывая давление конкурентов, крупные игроки начнут оптимизировать предлагаемые ими продукты и «нами любимые бесплатные и прочие сервисы могут лечь под нож оптимизации».


Эффективность борьбы мегарегулятора с монополизацией рынка затронул также Алексей Саватюгин. По его мнению, наблюдаемая в настоящий момент борьба с «олигополией частных компаний с помощью создания государственных экосистем» является также своего рода монополизацией, а не развитием конкуренции. Показателем «стагнации рынка с уменьшением количества его участников и повышением концентрации» может служить отсутствие новых банковских лицензий, лицензий профессиональных участников рынка ценных бумаг.

При этом особенностью регуляторной ситуации является то, как отметил Павел Шуст, что финансовый мегарегулятор, реализуя собственные проекты, «в некоторой степени становится рыночным игроком», и при этом устанавливает правила для отрасли, активно участвуя в законодательном процессе. «Возможно, нужно подумать о том, каким образом разделить эти потоки принятия решения у регулятора, которые касаются влияния на рынок, регулирования, создания инфраструктуры».


Касаясь темы новаций в законодательстве, Алексей Войлуков указал на нарастающее стремление «всё чаще … обязать банки оказывать услуги бесплатно, одновременно с этим вводя всё новые требования по совершению большего количества обязательных операций по самым различным направлениям». При этом не учитывается, что банки – коммерческие организации, работающие ради получения дохода и прибыли, а не для исполнения функций госструктур.


Виктор Достов в рассуждении о применении тарифного регулирования отметил важность наличия четкой описанной процедуры его применения. «В этой процедуре должно быть записано, какая проблема решается, какой пласт проблем допускается решать при помощи тарифного регулирования, масштаб, актуальность. Обязательно должен быть анализ на наличие альтернативного решения. И, что очень важно, каков критерий прекращения. Такое регулирование, по умолчанию, на наш взгляд, не должно быть бессрочным». Андрей Лисицын добавил, что «любое тарифное регулирование приведёт к тому, что мы получаем в конечном итоге монополизацию, поскольку умирают игроки, неспособные работать долгое время на низких тарифах, на низкой окупаемости; в конечном итоге влияние нас как потребителей на соответствующие сегменты финансового рынка становится неэффективным».


Роман Прохоров отметил позитив в опыте введения регулирования ставок эквайринга на период пандемии, так как теперь в диалоге с регулятором можно опираться не только на результаты подобных мер в США и ЕС, но и на реальную отечественную практику. Для этого необходимо тщательно «проанализировать, к каким реальным результатам эти ограничения привели для того, чтобы у нас был материал для мотивированного общения с регулятором по этой теме». Радикальным шагом в сторону формирования более конкурентной ситуации, в том числе и для небольших финансовых компаний, по его мнению, было бы введение обязательного открытия API. Важным способом повышения уровня мотивированности диалога с регуляторами является выстраивание механизмов саморегулирования, которые позволяли бы принимать отрасли превентивные решения. Такие решения можно будет демонстрировать регулятору как эффективный по мнению отрасли способ достижения анонсируемых регулятором общественно полезных целей.


Фундаментальной проблемой регулирования ставок эквайринга, по мнению Марии Михайловой, стала правовая неопределенность самого понятия «эквайринг». В результате объектом регулирования становится, по сути, не четко описанная определенная деятельность, а взаимоотношения торговца и эквайрера в целом в рамках любых бизнес-моделей, любого набора услуг, любого способа ценообразования.


Дискуссионным моментом, требующим тщательной экспертной оценки, является методология рыночного анализа и выбора инструментов регуляторного воздействия, изложенная в стратегии развития конкуренции Банка России. В частности, это такие моменты, как соответствие задачам развития конкуренции заложенных в стратегию узкого понимания потребителя финансовых услуг и сегментации рынка, определение целей и целевых показателей их достижения и т.д.


Необходимость развития рыночной экспертизы регуляторных решений являлась общим тезисом всех участников круглого стола. Как обобщил Андрей Емелин, «то, что … может стать результатом нашего обсуждения, – мы остро нуждаемся в развитой системе общественного контроля за тем, что происходит в нашей регуляторной сфере; а наша с вами задача как объединений – доносить до регуляторов определённые подходы, оценки, и еще более важная задача – обеспечить, чтобы эти оценки принимались во внимание и учитывались при принятии регуляторных решений».


«Поиск оптимального решения – это и задача регулятора, и, конечно, на наш взгляд, такую задачу решать без участия рынка было бы неправильно и просто невозможно», отметила Ольга Сергеева.



Полная стенограмма


Примечание: текст в адаптированной для удобства чтения редакции; отдельные тезисы были дополнены спикерами в процессе подготовки данного материала.


Эльман МЕХТИЕВ: Добрый день, коллеги. Это первый круглый стол из серии экспертных круглых столов по вопросам развития и регулирования конкуренции. Мы видим, с одной стороны, всё больше и больше регулирования, с другой стороны, всё меньше и меньше конкуренции.


В действительности, да, это важная тема – конкуренцию нужно регулировать. И нет, не всякое регулирование может устраивать участников рынка. Тем более в случаях, когда один бизнес заявляет, что хочет заработать за счёт того, чтобы другому бизнесу запретить взимать комиссии. Это простая история, которая, казалось бы, всем известна, но когда в дело вмешивается политика, то оказывается, что регулирование работает, но не так, как хотелось бы, даже тем самым политикам. И поэтому мы решили, что нужно провести цикл публичных обсуждений.


Чтобы получились действительно обсуждения, а не пиар или продвижение чей-то одной точки зрения, они пройдут без непосредственных участников рынка. Мы не против того, чтобы банки, платежные системы или еще кто-то в этом участвовал. Однако мы посчитали, что начать лучше с того, чтобы беседовали люди, которые представляют, защищают и продвигают интересы рынка, но сами участниками рынка не являются. Поэтому это будет, с одной стороны, разговор тех, кого знает рынок, с другой стороны, тех, кто знает рынок, разговор в прямом эфире.


Сегодняшний круглый стол о том, как нужно анализировать конкуренцию на финансовом рынке. Конечно же, мы затронем вопрос, что такое ценовая конкуренция, ценовое регулирование и какими нам бы хотелось их видеть, или что не так с уже имеющимся регулированием.


Второй круглый стол мы планируем провести в ноябре. Он будет посвящён вопросам признаков и критериев недобросовестных практик, поиску подходов к их оценке и методике реагирования на них. А также обсуждению подходов к ценообразованию финансовых услуг – когда цена на услугу в одном сегменте оказывается нулевая или ниже рыночной за счет оказания этой же организацией услуг в другом сегменте. Как оценивать такое ценообразование? Является ли это нормальной практикой? Нужно ли поменять подходы к оценке конкуренции на финрынке, чтобы оценивать конкуренцию не по сегментам, а в целом?


Третий круглый стол мы хотели бы посвятить тому, что такое цифровые платформы и экосистемы, их значению на финансовом рынке, и тому, как они влияют на конкуренцию, как их нужно регулировать.


На четвертом круглом столе мы поговорим про персональные данные. Доступ к персональным данным – это тоже вопрос конкуренции, и тут тоже должно быть регулирование. Принципы регулирования того, как обращаются данные физических лиц на финансовом рынке, наверное, тема не столь горячая, как другие, но, поверьте, очень быстро она станет для нас очень важной с точки зрения температуры дискуссии вокруг нее.


Ну и пятый круглый стол. На тот момент, когда мы планировали, мы даже не могли предполагать, что Банк России выйдет с докладом для общественных обсуждений о цифровой валюте, цифровом рубле. Мы не собираемся на этом круглом столе обсуждать, будет ли Центральный банк теперь называться Цифровым Банком или как-то еще, но нам кажется, что тема цифровых валют центральных банков – это то, что также требует обсуждения – и с точки зрения развития рынка, развития конкуренции, и с точки зрения принципов регулирования.


Еще раз повторюсь, сегодня первый круглый стол. Он пробный. Поэтому, если что-то не получится - ругайте, критикуйте, это нам поможет. Мы попытаемся, чтобы наше обсуждение было на принципах нейтральности.


Главное, чего мы хотим добиваться, наш главный приоритет – это развитие рынка через конкуренцию. Соответственно, то, о чём мы будем говорить – это наши экспертные мнения, мнения тех людей, которые представляют, продвигают, защищают интересы рынка.

Отдельное спасибо мы должны сказать тем, кто предоставил площадку, – порталу «Финверсия». Огромное спасибо процессинговому центру «КартСтандарт» за поддержку нашей инициативы.


Всё, что говорится здесь - это наши точки зрения, которые не всегда (а, может быть, и никогда) не совпадают с тем, что считает процессинговый центр «КартСтандарт». Они всего лишь поддерживают возможность проведения таких круглых столов.


Коль мы говорим о том, что весь этот цикл у нас посвящён тому, как регулировать конкуренцию, первое слово хотелось бы дать представителю специализированного государственного органа - Федеральной антимонопольной Службы, которая не побоялась поддержать нас в этом цикле.


Ольга, что вы скажете о том, что мы считаем, что пришло время обсуждать принципы регулирования конкуренции, и что нужно сделать, чтобы она действительно состоялась?


Ольга СЕРГЕЕВА: Действительно, на сегодняшний момент ФАС России – это не только надзорный орган, но и орган по развитию конкуренции.


За последние несколько лет работа по развитию конкуренции приняла системный характер.

В настоящее время реализуется утвержденный президентом национальный план развития конкуренции и принятая правительством дорожная карта развития конкуренции. На финансовом рынке эта работа проводится совместно ФАС России, Минфином России, Банком России, Минэкономразвития России, а также иными ведомствами. Многие подходы обсуждаются с участниками рынка. В настоящий момент предусмотренные на финансовом рынке мероприятия исполнены более чем на 60%, часть мероприятий находится в стадии исполнения, а по части нужно находить, видимо, дополнительные аргументы, чтобы убедить коллег в нашей правоте.


Что касается оценок состояния конкуренции на финансовом рынке, то они публикуются нами на сайте ФАС в ежегодном докладе «О состоянии конкуренции в РФ». В этом докладе всегда есть отдельный раздел, посвященный финансовому рынку. В нём есть количественные показатели – показатели рыночной концентрации, CR-3 (доля трех крупнейших участников рынка) и индекса Герфиндаля-Гиршмана; есть также оценки, которые включают определение слабых мест конкуренции – это избыточные административные барьеры, неравные конкурентные условия, факторы, приводящие к ущемлению интересов потребителей.


Мы на сегодняшний день видим, что финансовые рынки во многих сегментах, к сожалению, характеризуются высокой концентрацией, высокой долей государственного участия, значительным отрывом лидеров от ближайших конкурентов. При этом на нормативном уровне одни финансовые организации поставлены в преимущественные условия по сравнению с другими финансовыми организациями.

Наша задача – не только обозначить болевые точки, но и предложить пути решения этих проблем. Совместное решение этих проблем мы видим в реализации и мероприятий Национального плана по развитию конкуренции, и мероприятий дорожной карты. Несмотря на окончание дорожной карты и Национального плана в этом году, есть намерение продолжить эту работу, и сейчас формируется новый Национальный план до 2025 года. Думаю, что для его реализации также будет принята соответствующая дорожная карта.


Что касается основных принципов, то необходимо отметить, что в Указе Президента России №618 сформулированы основополагающие принципы государственной политики по развитию конкуренции.


Одним из таких принципов является недопустимость государственного регулирования цен, тарифов посредством определения цен или их предельного уровня на конкурентных рынках за исключением случаев, предусмотренных законодательством.

Помимо требований антимонопольного законодательства, за реализацию которого мы отвечаем, регуляторное воздействие государства на цену может быть в разных формах. Это могут быть требования к раскрытию информации о цене в определенной форме. Ярким примером является полная стоимость кредита. Еще несколько лет назад информация о ПСК не доводилась в обязательном порядке до потребителей. Это может быть мягкое регулирование, регулирование принципами, как, например, при решении проблемы банковского роуминга, когда цена не регулируется, но есть правила, соблюдение которых исключает межрегиональную дискриминацию.


Регулирование может также заключаться в создании дополнительных механизмов, направленных на предотвращение злоупотреблений со стороны монополиста. В качестве примера можно привести создание комитета пользователей и услуг Центрального депозитария. Когда через этот комитет фильтруются ценовые решения Центрального депозитария. Формы могут быть совершенно разные.


Применяя тот или иной вариант регулирования, конечно, государство исходит из необходимости решения конкретной задачи. Поиск оптимального решения – это и наша задача, и, конечно, на наш взгляд, такую задачу решать без участия рынка было бы неправильно и просто невозможно.

Эльман Мехтиев: Хотел бы спросить, как Минфин России смотрит на то, что ценовое регулирование – и не просто во времена кризиса, но и вообще – становится чуть ли не доминирующим? Ну или, может быть, какие-то другие принципы нужны?


Иван Чебесков: Сначала несколько тезисов про то, как мы смотрим на развитие конкуренции, потому что, мне кажется, это первостепенно для нас.


Мы смотрим на конкуренцию как на развитие и прогресс рынка. Для нас это основное. Поэтому мы смотрим на регулирование в нашей сфере деятельности, на финансовых рынках как раз с точки зрения того, чтобы развивать эти рынки. А конкуренция – один из таких рычагов развития.

Наверное, один из очевидных механизмов развития конкуренции – это цифровизация. Мы видим, что в России банковский сектор уже сильно опережает практически все прочие по проникновению цифровых продуктов. Российский банковский сектор опережает даже традиционно ведущие экономики. В прошлом году, еще до пандемии я летал в США и был удивлен, насколько ниже проникновение тех же электронных средств платежа в Нью-Йорке по сравнению с Москвой. Там к этому только готовятся терминалы приема оплаты, а у нас это используется везде, повсеместно, в том числе и в регионах.


Цифровизация приводит, с одной стороны, к монетизации банковских услуг. Через интернет всё становится проще, игрокам проще подключаться к этому. Обратная сторона медали в том, что затраты на цифровизацию для многих банков довольно большие. Поэтому есть игроки финтеха, которые могут подключиться и могут разрабатывать новые продукты, но для более мелких традиционных банков становится сложнее конкурировать с более крупными.


В этой связи, наверное, будет происходить консолидация, как обычно это происходит в мире. И к этому надо относиться осторожно. Потому что мы не хотим того, что мы видим, в том числе, в развитых экономиках в других частях мира, где в банковском секторе остаётся всего пять крупнейших банков или пять крупнейших страховых компаний. А это тренд явно налицо в некоторых больших экономиках мира, к этому всё идет.


Поэтому для нас есть нетривиальная задача – сбалансировать положительные эффекты, которые идут от цифровизации, тем, чтобы не создать возможность для существования только больших универсальных банков – можно называть их экосистемами, как сейчас модно, - которые, по сути, будут доминировать и занимать собой весь рынок.

В самом концепте экосистемы нет ничего плохого, если это нужно клиентам, если экосистема работает на долгосрочные интересы клиентов, помогает клиентам достигать своих целей. Но эти экосистемы не должны ограничивать доступ к клиентам для более мелких игроков. Поэтому есть некоторые механизмы, которые работают или запущены в Европе и которые мы обсуждаем с коллегами – и с ФАС России, и с Банком России, - такие, как открытые API в банковской системе, которые дадут возможность более мелким игрокам, в том числе, финтех-игрокам участвовать в банковском секторе.


У меня самого был небольшой предпринимательский опыт, и я столкнулся с тем, что предпринимателям в финтех-секторе очень сложно приходить в большие банки и пытаться продать свой продукт, даже если он очень хороший. Потом я был на другой стороне в большом банке и понял, что в большом банке значительно удобнее всё разрабатывать самому, используя идеи финтех-игроков, потому что это просто проще. Это даже не вопрос вложений в какие-то компании. Это проще просто из-за того, как организована и развита ИТ-система.


С точки зрения регулирования и цифровизации, у нас много инициатив, я не буду глубоко погружаться в них. Но Минфин недавно внёс со всеми коллегами, ФОИВами, Банком России проработанный план мероприятий по ускоренному внедрению в финансовый сектор онлайн-технологий. Это комплексный план, который мы разработали по поручению Президента, в том числе направленный на то, чтобы цифровизировать рынок ипотеки. Это один из ключевых рынков, на мой взгляд.


Мы принимаем участие и разрабатываем несколько законопроектов в этой сфере, в том числе был принят законопроект по цифровым финансовым активам, закон о маркетплейсе, сейчас обсуждается пакет законопроектов по цифровой валюте.


В целом, с точки зрения развития конкуренции, я бы сделал акцент на цифровизации. Но, с балансом на то, что нужно давать доступ небольшим игрокам и предпринимателям в этом участвовать.

Мы также везде учитываем вопросы конкуренции в других отраслях регулирования. Буквально сегодня у нас было совещание в комитете Госдумы по финансовым рынкам у Анатолия Геннадьевича Аксакова, которое как раз касалось того, каким банкам давать доступ в сфере госзакупок по выдаче гарантий. И наша позиция там была – максимально расширять круг этих банков.


Алексей Войлуков: Добрый день, уважаемые коллеги. Проблематика конкуренции всегда была и остается в центре внимания нашей Ассоциации. В 2018 году Георгий Иванович Лунтовский обозначил основные направления работы Ассоциации в этой области. Мы последовательно продвигаемся в разрешении обозначенных проблем с разной скоростью и степенью успеха. Работа ведется активно совместно с Банком России и ФАС России. Сегодня уже удалось реализовать некоторые инициативы.


Вместе с тем, под воздействием ряда фактов, как уже действующих, например, высокой рыночной концентрации, усиления доминирования банков с госучастием, где цифры становятся уже запредельными, так и процессов цифровизации, которые идут, ускоряющегося формирования экосистем, об этом мы уже тоже сегодня говорили - проблематика конкуренции не только не утратила своей остроты, но и приобретает новую значимость. Если в прошлом году мы сталкивались и активно работали с проблематикой различных вопросов ценового регулирования комиссий – вообще комиссий, мисселинга, банкострахования, то этот год отмечен еще целым рядом событий.


Это значительные изменения в законодательстве «О национальной платёжной системе», запуск Банком России ряда новых проектов в целях развития конкуренции, в первую очередь, Системы быстрых платежей, кардинально меняющих ландшафт, который на сегодня у нас был монополизирован. Это и первый опыт введения ценового регулирования платёжных услуг, связанный с пандемией. И расширение допуска банков к госсредствам и различным госпрограммам, о чём Иван передо мной проговорил и сказал, что на том совещании, которое было, они поддерживают допустить максимально большое количество стабильных, хорошо работающих банков в этот сектор, независимо от их размера.


К сожалению, до сих пор размер банков и их капитал имел решающее значение, и поэтому там были одни и те же игроки, что совершенно неправильно для конкуренции.

Для участников рынка текущий год стал годом уникальных вызовов, когда сложность эпидемиологической обстановки, которая до сих пор сохраняется и вторым этапом постепенно начинает нас захватывать, дополнилась возросшими требованиями к подключению к государственной инфраструктуре и регулированию договорных отношений с клиентами. Интерес к финансовым технологиям из категории хайпа перешел в стадию планомерного развития и сместился в сферу технологий RegTech, SupTech. Многие вещи стали внедряться не только в банковском секторе, но и в остальных секторах экономики.


Нам важно понимать, насколько закрепятся в виде устойчивого тренда текущие события. Это и усиливающееся ценовое регулирование комиссионных доходов банков и участников платежного рынка, и продолжающаяся дискуссия по поводу оплаты банкам услуг по сбору платежей за ЖКХ. На днях эта тема опять всплыла, и мы активно принимаем в ней участие.


Всё чаще почему-то предлагается обязать банки оказывать услуги бесплатно.

Одновременно с этим вводятся всё новые требования по совершению большего количества обязательных операций по самым различным направлениям. Забывается, что банки – это такие же участники рынка, которые в первую очередь работают ради получения дохода и прибыли, и они созданы для этого, а не в качестве госструктуры.