+7 499 499 4444

info@paymentcouncil.ru

Cabinet Lounge, Новая площадь, д. 6, Москва, 109012

© 2019, Национальная платежная ассоциация

Умный город и платежная инфраструктура

Стенограмма сессии

 

 

Участники сессии: 

 

Модератор:

  • Антон ШИГАПОВ, MasterCard

Спикеры:

  • Алмаз ВАЛИУЛЛИН, Центр информационных технологий Республики Татарстан

  • Владимир ДОБРОЖАН, ZTE Corporation

  • Петр МАЗАНОВ, Золотая Корона

  • Алексей МАКАРОВ, Сбербанк

  • Дмитрий ПЬЯНКОВСКИЙ, карта “Стрелка”

 

 

 

Антон ШИГАПОВ (модератор): Что такое умный город? У всех людей на этот счет абсолютно разные мнения. Каждая компания обычно старается смотреть на это направление со своей стороны. Для кого-то это платежи, для кого-то это удобства в приобретении продуктов питания. Для кого-то это доставка людей из точки А в точку Б.

 

Тем не менее, умный город – это тот город, который, по сути, предугадывает некоторые потребительские предпочтения в поведении и должен мотивировать людей принимать правильные решения, подсказывать эти решения. Благодаря новым технологическим решениям это всё может быть осуществлено.

 

Сегодня мы хотели бы посмотреть на умный город с разных сторон. Со стороны карты жителя, которая может решать определенные задачи. Естественно, посмотреть неотъемлемую часть умного города - транспорт. Без транспорта в большом городе мы уже никуда не денемся.

 

Что мы делаем в умном городе? Мы тут живем, оплачиваем коммунальные услуги, ходим за продуктами питания, ищем развлечения и тому подобное. Я хотел бы начать с того проекта, который по праву можно назвать началом большого пути, передаю слово это проект «Карта жителя республики Татарстан», которая решит многие насущные проблемы людей.

 

​​Алмаз ВАЛИУЛЛИН: Нужно сразу обозначить, что это пока пилотный проект. То есть это пока не карта, внедрённая на всей территории республики Татарстан, а отдельно взятый небольшой город в Татарстане, на котором обкатываются определённые технологи и решения, придуманные нами.

 

 

Проект стартовал совсем недавно, ему еще нет и месяца в части начала эмиссии карты. Первая эмиссия у нас пошла 12 октября: в присутствии нашего президента и Германа Грефа была выдана первая карта.

С того времени мы пытаемся развиваться.

 

 

Основные цели, которые мы ставили перед собой при реализации этого проекта. Первое – это повышение эффективности оказания госуслуг. Такую задачу ставило перед собой правительство. У нас уже много лет достаточно успешно функционирует Портал госуслуг. Карта - новый инструмент доступа к услугам, который несколько отличается от сайта или инфоматов, которые были внедрены до этого. Она позволила сделать некоторые решения удобнее, нежели это было реализовано раньше на портале или на инфоматах.

 

Вторая часть - финансовая, нацелена на повышение доли безналичных платежей на рынке. Основными участниками проекта стали два банка, которые являются самыми крупными на рынке республики Татарстан в целом и в пилотном городе, в частности, а также правительство республики Татарстан и исполнительный комитет нашего пилотного города. В качестве платежной системы выступила МастерКард.

 

Участники разные, их много, у каждого есть свои ресурсы, инструменты для реализации проекта. У каждого свои интересы. Но синергетический эффект стольких участников позволил в достаточно короткое время запустить проект, подготовить необходимую инфраструктуру.

 

Город, который мы выбрали – Зеленодольск - небольшой городок недалеко от Казани. Его можно назвать сателитом, потому что многие люди из этого города работают в Казани. Наша целевая группа примерно 75 тысяч человек – жители старше 18 лет.

 

Какие перед нами стояли задачи? Сделать карту универсальным инструментом доступа к разным сферам. В социальной сфере, сфере здравоохранения, транспорта и финансов. Основной акцент был сделан на медицину как наиболее комфортную сферу для внедрения этой карты.

 

Карта ничем не отличается от стандартной банковской с лицевой стороны. С обратной стороны мы добавим фотографию и дополнительные данные, СНИЛС и некоторые данные, которые записаны в социальном приложении, но для идентификации клиента они добавлены и с обратной стороны карты.

 

Какие ключевые особенности этой карты? Первое, карта должна быть полностью бесплатна для жителей. Никакие платы за ее обслуживание не берутся. Она полностью бесплатна также и для правительства Татарстана. Всё бремя по эмиссии по факту взяли банки-партнеры.

 

Выдается она за одно посещение. Есть технология предвыпуска, есть технология моментальной выдачи в присутствии клиента. 10 минут – это реальный срок. Мы выдавали в присутствии Германа Грефа эту карту президенту. Была идея у некоторых срежиссировать и сделать заранее заготовку, но нам не позволили, сказали: «всё по-честному, под пристальными взглядами».

 

Карта Сбербанка, им повезло быть первыми. Карта охватывает 4 сферы: социальная, медицинская, транспорт и финансы. На первом этапе на карте оказывается 16 электронных государственных услуг. Также карта может использоваться в транспорте и есть торговые точки, которые подключены к программе лояльности.

 

Инфраструктура, которую мы подготовили в этом городе, на сегодня включает семь мест, где можно получить карты. Это отделения банков, а также отделения соцзащиты, на базе которых открыты небольшие мини-офисы банка, где можно получить карту. Картой можно воспользоваться в десяти терминалах записи в электронную очередь. Есть крупные медучреждения на территории города, где все терминалы записи оснащены считывателем карты и без ввода каких-либо данных можно производить запись. Также можно использовать карту в 25 инфоматах Госуслуг. В перспективе, у нас есть договоренность с банками: со следующего года мы планируем начать обслуживать эту карту в информационных киосках банков.

 

Теперь давайте расскажу о том, как стало жить проще с этой картой. Это хороший пример, когда мы не пытались информатизировать хаос или несовершенство существующих, а решали задачу, чтобы было удобно клиенту в один клик получать услугу. В итоге поменяли, в том числе, и бизнес-процессы в разных сферах.

 

В соцзащите был процесс получения субсидий, денежной выплаты. Требовалось пройти квест по сбору документов. Теперь это делается через инфоматы Государственных услуг. Старались устанавливать в легкодоступных местах - ТЦ и крупных учреждениях. Человеку практически ничего не надо вводить. Мы сделали так, что основная информация «подтягивается» по идентификатору карты. Человек кликами больших иконок выбирает услугу, вся информация заполняется автоматически, заявление формируется, его задача лишь проверить его и подписать электронной цифровой подписью.

 

Электронная подпись - по желанию. Но в то же время мы все банки, которые будут выпускать карту, оборудуем пунктом записи электронной подписи. Она также бесплатна для гражданина. И при получении карты в 10 минут мы укладываемся вместе с записью электронной подписи, каждому гражданину пишем электронную подпись. Это квалифицированная электронная подпись, выданная аккредитованным Минкомсвязи удостоверяющим центром, и она годится для получения всех госуслуг в соответствии с законодательством.

 

О транспортной инфраструктуре я пропущу, это расскажет Алексей Макаров в своей презентации, так как это они реализовывали в части транспорта в Казани, где все автобусы стопроцентно оснащены новыми считывателями.

 

В части здравоохранения - эта сфера оказалась наиболее технологически готовой к внедрению «карты жителя». Потому что «карта жителя» сама по себе не несет технологий, она несет идентификатор. Нужна готовая инфраструктура в городе для ее реализации. В части здравоохранения у нас давно велась работа, начиная с 2011 года, по модернизации здравоохранения. Установлены 13 тысяч тонких клиентов, у каждого врача на рабочем месте есть считыватель карт. 325 терминалов электронной записи к врачу.

 

Некоторая статистика: восемь миллионов записей на прием к врачу провели за девять месяцев этого года. Идентификацию клиента мы проводим с использованием «карт жителя».

 

В сфере здравоохранения мы реализовали следующие сервисы. Первое – быстрая запись на прием к врачу. Теперь не нужно вводить никаких данных, подходите к терминалу, вставляете карту, выбираете удобное время - и вы записались. Второе – быстрая идентификация в регистратуре и у врача. То есть, не нужно врачу искать вашу карточку, вы вставляете карту, и тут же ваша карта высвечивается на рабочем месте врача, врач производит ваше обслуживание.

 

Это требует, конечно, предварительной работы, потому что карта сама по себе – это некий идентификатор. Она инфраструктуры не несет, это именно тот бэк-офис, та работа, которая была проведена, чтобы проект можно было запустить.

 

Также реализовано формирование электронных рецептов, то есть врач выписывает рецепт, рецепт уходит в аптеку и можно получить лекарства, не неся документ (в части рецептурных лекарств он идет параллельно, в части нерецептурных уже происходит электронная передача данных). У нас есть договорённость с Минздравом, что в рамках «пилота» они тоже будут анализировать опыт. Таким образом, в части медицины мы облегчили - в основном обеспечили отсутствие необходимости ввода данных.

 

Интересный момент про безналичные платежи. Зеленодольск стал одним из первых рынков, хотя сначала идея смешной казалась: у нас 50% торговцев на центральном рынке, во многом, может быть, благодаря Сбербанку, оснащены теперь считывателями бесконтактной карты, можно покупать у торговцев товары с использованием «карты жителя».

 

Большая работа была проделана в технической части, разработке нормативной базы. Теперь мы находимся на этапе «пилота», которые планируем проводить год. И сейчас уже начинаем смотреть в сторону масштабирования проекта на всю республику.

 

Антон ШИГАПОВ (модератор): На карте много сервисов, которые позволяют жить проще. Есть ли предварительная статистика с момента запуска, какой из сервисов считается самым популярным? Медицина?

 

Алмаз ВАЛИУЛЛИН: Пока о статистике говорить сложно. Карт выпущено не так много, только две недели их выпускаем. Но мы думаем, что самое востребованное будет – сфера медицины. Всем, так или иначе, приходится обращаться в медучреждения, и здесь сделаны те сервисы, которые нужны для удобства и ускорения обслуживания граждан. Нам кажется, они будут наиболее востребованы и удобны.

 

Социальная защита ориентирована не на всё население. Хотя у нас в России, оказывается, 40% жителей получают какие-то социальные выплаты. Но мы основном пока видим медицину. Это 100% жителей.

 

Вопрос из зала: Какой объем инвестиций в этот проект?

 

Алмаз ВАЛИУЛЛИН: Я скажу в части правительства. Сумму не готов сказать. Но объясню, что непосредственно в «карту жителя реально» мы практически ничего не вкладывали. Мы вкладывали именно в инфраструктуру оказания госуслуг. Вся эмиссия, как я сказал, легла на плечи банков-партнеров.

 

Вопрос из зала: В чём экономика для банков?

 

Алексей МАКАРОВ: Я представляю Сбербанк. Основная наша цель и наша экономика, как мы видим ее, это избавление от наличных денежных средств.

 

Вопрос из зала: Вы же представляете коммерческий банк. Кого вы будете избавлять?

 

​​Алексей МАКАРОВ: Давайте с самого начала. Почти каждая вторая карта, выпущенная в России, выпущена Сбербанком. Это говорит о том, что основная масса наличности - та, которую снимают держатели карт Сбербанка, и основная масса наличности нашей экономики - это деньги, которые выводятся жителями нашей страны со счетов в Сбербанке.

 

Мы как крупнейший банк-эмитент видим в этом достаточно большие расходы для нас. Это и обеспечение загрузки наличности, хранение наличности, и непосредственно сами терминалы, банкоматы, которые стоят достаточно дорого, работа с оборудованием. Это большие косты. Мы не видим в этом ничего хорошего.

 

Наша задача сделать так, чтобы жители нашей страны поменьше снимали денежные средства, хранили деньги на банковских счетах, расплачивались везде карточкой и у них был единый инструмент для доступа к различным сервисам, который был бы удобен для жителей, для пассажиров, для пользователей социальных сервисов. При этом зарабатываем на том, что мы экономим на нашей инфраструктуре.

 

Мы сравнивали себя с Норвегией, которая в данный момент близка к тому, чтобы вообще отказаться от наличных денежных средств. Так вот, в Норвегии на одного жителя количество банкоматов в десять раз меньше, чем в России. У нас настолько большая банкоматная сеть, что мы считаем, что это очень серьёзный минус.

 

Вопрос из зала: Правильно я понимаю, что эффект от экономии на работе с наличными покрывает все инвестиции в этот проект?

 

Алексей МАКАРОВ: Да, всё правильно.

 

Вопрос из зала: Какие перспективы такой карты для использования в зарплатных проектах?

 

Алексей МАКАРОВ: Карточка абсолютно универсальна.

 

Алмаз ВАЛИУЛЛИН: Большая ставка идет на зарплатный канал, потому что это удобство, в том числе, для клиента. Ему не нужно идти в банк, к нему приходят и выдают карту непосредственно на предприятии.

 

Вопрос из зала: Зарплатный проект – это партнёрство с каким-то коммерческим предприятием.

 

Алмаз ВАЛИУЛЛИН: Зарплатный проект – это, по факту, партнёрство с каким-то банком.

 

Два банка выбраны не случайно, а потому что они в совокупности покрывают 80 – 90% рынка всех карт республики Татарстан, и в частности, в этом городе. Поэтому, если эти два банка обновят свои зарплатные карты на «карту жителя», то они практически всех жителей покрывают.

 

Вопрос из зала: Хотелось бы задать вопрос по поводу безопасности карты. Получается, очень много данных пользователи этих карт будут держать на самой карте.

 

Алмаз ВАЛИУЛЛИН: Нет, на самой карте ничего не содержится, кроме двух вещей. Первая вещь – это идентификатор клиента, СНИЛС. Он сам по себе не секретен, никакой возможности злоупотребления не несёт.

 

На карте есть криптоконтейнер с отдельным кодом ПИН и с ЭЦП. Он обеспечивает юридическую значимость и защиту тех транзакций, которые вы совершаете через эту карту.

 

Вопрос из зала: То есть не будет ситуации, когда, допустим, при использовании этой карты злоумышленниками может утечь, допустим, медицинская тайна? Так как с помощью этой карты можно получить доступ к медицинским данным человека, который приходит в поликлинику, и врач видит эту карту и т.д.

 

Алмаз ВАЛИУЛЛИН: Только врач может. Он вас идентифицирует и получает карту пациента. Если вы с чужой карты идентифицируетесь, врач получит информацию о другом пациенте и не вылечит вас от вашей болезни.

 

Здесь защита на уровне того, что есть ЭЦП. Понятно, что если человек на карте напишет ПИН от ЭЦП, получится утечка информации и от вашего имени могут совершить платежные транзакции.

 

Вопрос из зала: Правильно ли я понимаю, что любой другой банк может также поучаствовать в данной программе? И второй вопрос Алексею Макарову. Правильно ли я понимаю, что вы готовы инвестировать и в другие регионы в подобную программу?

 

Алмаз ВАЛИУЛЛИН: В принципе пожеланий от других банков не было. Участие этих двух банков закреплено именно для «пилота». Но когда мы пойдем на всю республику, я думаю, что, с точки зрения даже антимонопольного законодательства возникнет вопрос открытости, и здесь мы просто обозначим общие правила игры.

 

Это то же самое, как на портале Госуслуг. У нас есть правила присоединения банков на эквайринг других карт непосредственно на портале. Требуется выполнение ряда условий, если банк готов… Надо понимать, что это требует инвестиций от банков. Небольшим банкам может быть просто экономически нецелесообразно инвестировать эти средства, для того чтобы участвовать в проекте.

 

Алексей МАКАРОВ: Мы пилотно выпускаем эту карточку как раз для того, чтобы проверить, насколько эти средства могут к нам экономически вернуться. Мы потратили достаточно много.

 

Алмаз Валиуллин рассказывал, что теперь на рынке принимают карты. Мы довели долю торговцев, которые принимают карточки, в одном отдельно взятом городе с 30% в начале проекта до 81%. Мы хотим, чтобы в Зеленодольске не осталось ни одного торговца, который не принимает карты. Это достаточно большие инфраструктурные вложения, и мы надеемся проверить гипотезу, что, когда у держателя карты не останется возможности не оплачивать картой, окупятся ли вложения, действительно люди начнут платить картой или нет? Мы посмотрим этот год, подведем итоги проекта в Зеленодольске, а дальше примем решение, готовы ли мы тиражировать на другие регионы.

 

Предварительно мы смотрим в этот проект с оптимизмом.

 

​​Владимир ДОБРОЖАН: Я представляю корпорацию ZTE и, в частности, отдел облачных технологий в российском офисе. Наш проект был гораздо более масштабным: не только платежная инфраструктура, но целиком от сетевой инфраструктуры до всех элементов «умного города».

 

Как зародились проекты умного города в Китае. В 2014 году был подписан специализированный проект, который учредил на территории Китая 193 зоны, по которому привлекались финансовые инвестиции (тоже от банков) в размере 100 млрд юаней, это порядка 16 млрд долларов, сроком на 10 лет. На текущий момент эти инвестиции гораздо выше, благодаря привлечению частных инвестиций.

 

 

 

Это родило стратегию M-ICT 2.0: информационно-коммуникационные технологии, где М – это одно из 4 взаимодействий, главное – мобильность. В центре всей этой инфраструктуры стоит человек. По этой стратегии, мы определили построение целой сети умных городов и решили сделать прототипный проект в одном из городов.

 

У нас уже был опыт построения отдельных проектов. Например, для умного транспорта, для электронной системы образования, для электронного правительства. И мы решили всё объединить в одном городе. Выбор пал на город Иньчуань, который находится на северо-западе Китая, где заканчивается Великая китайская стена, на великой китайской реке Хуанхэ. Население города Иньчуань – 2 миллиона человек. Но по сравнению с другими городами Китая это действительно маленький город.

 

Какие были основные причины, по которым было принято решение создать и построить такой проект? В первую очередь, это те сложности, с которыми столкнулась китайская экономика в следствие бурного роста урбанизации. Понятно, что сейчас небольшая стагнация, но в любом случае, проблемы сохраняются. В первую очередь, это предоставление сервисов. Несмотря на то, что Китай великий и цифровой, проблемы все те же самые - предоставление общественных услуг, безопасность, сохранность окружающей среды, в том числе, качество воды, воздуха. Ну и последний важный момент – обеспечение контроля за транспортным сообщением, и, в том числе, контроль за трафиком.

 

Это 4 основных направления, на которых мы сфокусировались. Модель сотрудничества подразумевала немного другую схему взаимодействия. В принципе, она была похожа на ту, которую использовали в Татарстане. По этой модели мы учредили собственное дочернее предприятие ZTE Иньчуань. И эта компания стала тем предприятием, которое самостоятельно построило инфраструктуру. Реализовали проект за текущий год.

 

По сути, государство покупает у этой компании услуги. То есть государство не нуждается в собственном штате для того, чтобы обслуживать этот проект, что позволяет ему экономить. Не нужно дополнительных затрат, для того, чтобы содержать всю эту инфраструктуру.

 

Для того чтобы реализовать доступность все этих услуг, был построен собственный сетевой транспорт. Это мощное оптическое кольцо под городом. Это мощный мобильный интернет, в том числе, 4G и Wi-Fi.

 

На слайде представлен план. Началом проекта считается февраль 2014 года, когда было подписано соглашение с правительством о сотрудничестве. В июне был представлен верхнеуровневый дизайн-проект умного города. А к концу сентября уже был доступен инженерный проект. Собственно, к концу года доставили всё оборудование. Запуск проекта произошёл 15 сентября прошлого года. Первая часть проекта успешно реализована.

 

Что вошло в этот проект? Всего 10 подсистем и 13 модулей. Немного масштабней, чем то, что реализовано у наших коллег. В первую очередь, потому что еще были реализованы электронные услуги, которых раньше не было. Если в России есть Госуслуги, то в Китае подобного функционала, к сожалению, не было.

 

Был реализован Smart Government - электронное правительство, в котором объединили всё межведомственное взаимодействие и разместили предоставление всех услуг под одной крышей.

 

Специализированная транспортная подсистема, которая управляет всем транспортным потоком на территории Иньчуаня и региона. Это множество камер, датчиков, сенсоров, по аналогии с Яндекс. Пробки. Сервис может информировать на улице, через приложение, на портале.

 

Есть специализированная подсистема, которая занимается непосредственно мониторингом и сбором данных с датчиков, в том числе, воздух, вода. Эта информация доступна на портале правительства и в приложении.

 

Если вы когда-нибудь были в Китае, наверняка, столкнулись с тем, что большинство общественно-доступных функций реализовано через приложения – посмотреть автобус, добраться куда-нибудь. Также есть специально для туристов и внутренней миграции специальная система Смарт-туризм, которая обеспечивает навигацию и т.д.

 

Были реализованы сервисы для граждан, в том числе, карта гражданина.

 

Вся эта система – это большой дата-центр, новое здание, 300 стоек, где разместилась вся наша инфраструктура умного города. Ко второй фазе планируется довести число стоек до 1000.

 

На слайде показано, как выглядит бизнес-зал, который принимает и обслуживает все 26 департаментов, которые раньше предоставляли услуги физически. Теперь всё в электронном виде. То есть за один день можно получить и лицензии, и пособия, и налоги и т.д. На слайде показаны 69 печатей, помещенные в стеклянную колбу. Раньше на получение одной услуги уходило от недели до двух-трех. Сейчас вы можете получить всё через одно окно. Это те же самые услуги, только доступны в режиме онлайн.

 

Главный аккорд – это «карта гражданина». Суть похожа. Первым партнером, который выступил для запуска этого проекта, стал Citibank China. В правом верхнем углу есть отметка, плюсик. Это отметка о принадлежности к Министерству здравоохранения Китая. Карта также выступает как ID. В Китае есть проекты по внедрению электронной идентификации гражданина, в том числе, ID записано на эти карты. Есть данные по медицине, по крови. Также можно обратиться в любое медучреждение города Иньчуань и получить помощь.

 

Здесь есть отметки слева о том, что можно оплатить проезд. В автобусах установлены ридеры, которые позволяют оплатить прокат велосипедов, парковку, получить бесплатный доступ к беспроводной сети на всей территории Иньчуаня. И расширенный функционал– можно оплатить другие услуги.

 

Самое главное, как удалось обеспечить окупаемость проекта? Кроме того, что государство покупает услуги, у дочерней компании есть возможность монетизировать те средства, которые размещаются на счете. Они могут быть сразу инвестированы в инфраструктуру, поэтому обеспечивается быстрый возврат денег. Соответственно, можем разместить их на счёте и получить быструю окупаемость. То есть банк имеет право инвестировать эти деньги. Там сложная схема, но это обеспечивает гораздо большую окупаемость и позволит быстрее внедрить вторую фазу проекта, которая запланирована.

 

В дальнейшем планируется интегрировать этот же счет с автомобильными номерами, которые есть на территории других регионов Китая. Это будут вмонтированные метки, по которым можно оплачивать с этого же счета проезд или парковку. То есть гораздо больше функциональности запланировано на второй этап.

 

Антон ШИГАПОВ (модератор): Если бы то же самое делало государство в Китае, сколько бы времени потратило на это, как считаете. И вообще, смогли бы они это сделать?

 

Владимир ДОБРОЖАН: Во-первых, у них есть подобные проекты. Я удивлен тем, как там происходит стройка. В Китае есть целые пустые города. Может быть, видели, недалеко от аэропорта Шанхай есть целый город на берегу. Он отстроен очень быстро, и там просто люди еще не заселились. Я думаю, было бы похоже.

 

Но у них задача - оптимизировать расходы, сократить издержки на обслуживание инфраструктуры. Поэтому очень многие компании отдают это на аутсорсинг.

 

Антон ШИГАПОВ (модератор): По вашим оценкам, сколько сэкономило государство в относительных цифрах?

 

Владимир ДОБРОЖАН: Сложный вопрос. Представьте, целый город стоит на мощной оптической сети. Плюс дата-центр – триста стоек. Это уже сколько. Плюс есть дочерняя компания, которая обслуживает всю финансовую часть. Это тоже деньги. То есть государство не потратило на закупку всего этого – это значительное количество денег. Но на это привлекаются еще дочерние компании, которые выступают как соучастники финансирования. Поэтому нам выгодно, государство практически ничего не тратит.

 

Алмаз ВАЛИУЛЛИН: Внедрение умного города, на мой взгляд, это в меньшей части технологии, большая часть – это организационные, нормативные вещи. И здесь сама скорость реализации проекта удивляет. Как у вас это происходило? Внедрить даже одну услугу, это всё равно изменение текущих бизнес-процессов, нормативной базы и т.д., Как это происходило взаимодействие с государством?

 

Владимир ДОБРОЖАН: Я повторюсь, что имелся опыт внедрения различных отдельных модулей. Например, транспорт. Подобные системы были сделаны на юге Китая, в том числе, в Шэньчжэне и южных регионах. Электронное правительство – бизнес-процессы были отработаны. Да, всё собрали вместе, подписали меморандум, подписали соглашение.

 

Наша задача была только привезти оборудование, закупить и организовать всё это на месте. А у правительства – арендовать помещение, в том числе, помещение под бизнес-зал.

 

Вся презентация проекта проходила прошлом году. К тому времени успели построить здание бизнес-зала. Были сложности именно в этих вещах. А всё остальное было готово заранее, потому что сами проекты реализуем порядка 10 лет.

 

В 2014 году мы подписали меморандум о сотрудничестве с «Ростехом», но пока всё сложно. Потому что «Ростех» – довольно большая корпорация, с ними очень сложно.

 

Вопрос из зала: Чем отличается ваша карта от Универсальной электронной карты, которая должна была быть выпущена согласно федеральному закону, с 2011 года?

 

Алмаз ВАЛИУЛЛИН: Идея этой карты витала давно. Много лет назад подобное мы хотели сделать. Потом появился УЭК. Соответственно, все работы в этом плане были свернуты, ждали УЭКа. По каким-то причинам не дождались и, по факту, попытались сделать то, что не смог УЭК.

 

Вопрос из зала: А почему не дождались? Карты выдаются в Москве и Московской области. Получается, вы скопировали то, что есть?

 

Алмаз ВАЛИУЛЛИН: В Москве и Московской области УЭК выдается также, как во всех регионах, маленькими темпами. И это очень другая карта, полностью бремя повешено на регион и до конца не понятна инфраструктура ее использования. Поэтому, по факту, она не выдается нигде, давайте уж по-честному, ни в Москве, нигде.

 

И у нас моментальная выдача, в присутствии жителя, принесшего паспорт. У нас достаточно большая работа была проведена. Ваш социальный профиль подтягивается через специальный сервис, разработанный нами. По-честному, это за 10 минут с нуля можно сделать, когда вы придете.

 

Вопрос из зала: Но это же заготовка – карта уже готовая, с чипом. Это же разные вещи. С нуля – это нужно прийти и бланк должен быть пустой, без номера карты. Без всего. А у вас заготовка, вы просто прописываете профиль данной карты.

 

Еще один вопрос интересует. Мы говорим про большие города. Есть город, допустим, Казань. Получила бабушка эту карту, ей нужно записаться к врачу. Она куда должна прописывать эту карту?

 

Алмаз ВАЛИУЛЛИН: Если говорить о записи к врачу, существует несколько каналов. Если вы активный пользователь интернета, вам не надо никуда идти, и вам даже не нужна карта для записи к врачу, вы можете открыть Портал госуслуг Татарстана и там записаться к врачу.

 

Если у вас нет компьютера или вы не умеете пользоваться, вы с картой подходите в поликлинику и можете там записаться через терминал электронной очереди. Здесь у карты плюс, что не надо ничего вводить. Не надо даже знать имя пользователя и пароль. Считывается ваш идентификатор. Система сама подтягивает, говорит: выберите время. Вы выбираете. Вас записывают. Это дополнительный канал, он не единственный. Карта жителя не подменяет текущие технологии записи, она дополняет.

 

​​Петр МАЗАНОВ: Я хотел бы остановиться не на технологических аспектах или победах, которыми каждый из нас сможет похвалиться, а на проблемах, которые возникают при создании таких проектов. Я возьму небольшую часть подобного рода проектов, связанных с оплатой коммунальных услуг.

 

Мы – компания, которая уже порядка 20 лет работает на этом рынке, занимается автоматизацией приема платежей в коммунальной сфере. Хочу сказать, что, в отличие от многих других сервисов, в приеме коммунальных услуг, к сожалению, в последние 5 лет фактически ничего нового не появилось. Мы в этом направлении находимся в стагнации, не появляется новых игроков. Даже сокращается количество действующих игроков.

 

Это может показаться странным. Вы прекрасно знаете, что оплатить сотовую связь или налоги, штрафы ГИБДД можно практически везде. Я не удивлюсь, если в ближайшее время это можно будет делать с помощью холодильника. Но это всё касается услуг федерального плана. Когда дело касается услуг ЖКХ, мы сталкиваемся со стагнацией в этом направлении. И, по моему мнению, этому есть две основных причины.

 

Первая причина – монополизм. Он проявляется в двух ипостасях. На федеральном уровне и на региональном. Не секрет, что на федеральном уровне у нас существует только две организации, которые владеют более-менее полной базой договоров по России, - это Сбербанк и Почта России. Нельзя отрицать, что за последние годы и Сбербанк, и Почта России сделали колоссальный прорыв, с точки зрения улучшения качества обслуживания клиентов. Но, на мой взгляд, сам факт такой монополизации не играет в пользу клиентов, плательщиков.

 

Второй монополизм – региональный. Когда на уровне региона местный банк или местный расчетно-кассовый центр или локальная платёжная система, по каким-то причинам этот рынок завоевала и туда никого не пускает. Причём не пускает не только сторонних игроков. При этом в ряде регионов и Сбербанк с Почтой России тоже остаются в стороне.

 

К чему это приводит? Понятно, когда возможности плательщика ограничены, он вынужден пользоваться тем сервисом и уровнем услуг, который есть. Это приводит к очередям, к недовольству, к снижению собираемости платежей.

 

Сегодня много говорят про цифровые технологии. У этих организаций-монополистов часто цифровые технологии связаны не с обеспечением удобства клиентов и плательщиков, а со снижением собственных издержек. В этом плане цифровые технологии - не благо, а навязанная услуга. Были эпопеи: «все вон из касс, платите все в терминалах и через интернет». Это приводило к реальным конфликтам, к осложнениям. Факт возможности подобного рода навязывания услуг, даже, может быть, в благородных целях, на мой взгляд, не способствует развитию реального конкурентного рынка.

 

Какой выход из этой ситуации? Это демонополизация. Конечно, очень сложно поверить, что «Сбербанк» и Почта России в добровольном порядке откажутся от положения., в котором они сейчас находятся. Когда Сбербанк или Почта России каждый год отчитываются, что они еще увеличили свою долю на рынке - мне кажется, этим нельзя гордиться. Это совершенно ужасная вещь, потому что монополизм приводит к ухудшению ситуации.

 

Мне кажется, все-таки в руках государства определение политики, кто должен пользоваться этой базой, которой сейчас обладают эти организации. Они должны заботиться об увеличении прибыли этих организаций или все-таки нам необходимо создавать рынок с высокой долей конкуренции и пытаться таким образом обеспечить максимальное удобство для плательщика?

 

Вторая вещь, которая тем не менее позволяет питать надежду. Это государственная информационная система ГИС ЖКХ, которая сейчас активно создаётся. С 1 января она заработает. Это гигантская база поставщиков услуг со всей России.

 

Я обладаю отрывочными сведениями, каким образом эту базу сейчас собираются использовать. Будут ли ее монетизировать или будут ее бесплатно раздавать. Но мне кажется, это уникальный шанс, что при определенной доле организационных усилий мы можем рынок ЖКХ коренным образом изменить и сделать конкурентным. Когда на нём будет действовать не 2 игрока, а 22 игрока, и плательщик будет выбирать не потому, что ему некуда идти, а по набору сервисов. Это первый мой тезис.

 

И вторая проблема, которая сейчас есть. В России существует дискриминация плательщиков с точки зрения выбора каналов оплат. Это может показаться смешным, но на самом деле это так. Потому что каналы оплат у нас формируются поставщиками услуг. Вы знаете, что в очень немногих регионах России существует комиссия сверху. В подавляющем большинстве регионов до сих пор существует комиссия снизу. И это значит, что поставщик услуг выбирает тот канал, через который он будет собирать себе деньги.

 

На самом деле, это лукавство, что платит поставщик услуг. Эти деньги вложены в тариф, и в конечном итоге платит плательщик, только опосредованно. Но ситуация абсурдная, что при этом он не имеет права выбирать канал, через который можно оплатить.

 

Здесь тоже простой выход. Надо все эти псевдобесплатные вещи просто отменять и переходить на обычную комиссию с плательщика сверху. И тогда сам рынок уже решит, куда пойдет плательщик.

 

Нужно всего 4 критерия: оплатить быстро, удобно, безопасно и максимально дешево. Если у плательщика будет возможность это выбирать, я вас уверяю, что рынок изменится коренным образом. Если будет допущено количество игроков, которые будут играть по определённым правилам, понятным плательщику, то качество сервиса в этой части умного города, в части оплаты услуг ЖКХ чудесно повысится. И я надеюсь, что эта ситуация как-то разрешится в самое ближайшее время. Потому что, если мы будем идти нынешним путем, ничего хорошего из этого не получится.

 

Антон ШИГАПОВ (модератор): С точки зрения цифровой экономики и цифровой волны, которая нас постепенно накрывает, на ваш взгляд, какой будет самый удобный канал в ближайшие 3-5 лет для рядовых граждан с точки зрения оплаты коммунальных услуг? В какой канал вы больше всего верите?

 

Петр МАЗАНОВ: Я не скажу ничего нового. Мы как компания верим, что должны «цвести все цветы». Может быть, и наличные платежи имеют право на существование. И интернет-платежи, и платежи через киоски, платежи с сотовых телефонов. На самом деле, что будет удобнее и дешевле, этого никто не может сейчас сказать.

 

Сегодня на одной из сессий говорили, что мы не можем предугадывать свое будущее. Я сторонник того, чтобы всем возможным организациям, которые конкурируют честно, дали доступ на этот рынок и по всем каналам платежей обеспечили возможность пользователям ими пользоваться.

 

Антон ШИГАПОВ (модератор): Многие поставщики услуг начинают создавать собственные каналы: оплата карточками на сайте, в приложениях. Например, мой личный опыт: в «Мосэнергосбыте» я привязал свою банковскую карту, указал: списывайте 1000 рублей в месяц, мне приходит смс, е-мейл – я счастлив. Как вы считаете, это может быть массовым способом оплаты или какие-то барьеры есть?

 

Петр МАЗАНОВ: Технология, про которую мы сейчас говорим - оплата с карт - не новая технологии. Ей 10 и даже более лет. Каждый имеет право создавать свои собственные сайты.

 

Тезис, который я хочу еще раз повторить: я против ограничений конкуренции. У нас такая же ситуация реально, что наш Новосибирский энергосбыт создал собственный платежный сайт и говорит: «не буду вас подключать; зачем мне это нужно, у меня есть и пусть люди приходят туда и платят». Хотя есть же законодательный запрет, который ограничивает конкуренцию. Я рассказываю про те практики, которые существуют на рынке.

 

Вопрос из зала: Насколько вы готовы взять затраты при реализации проекта?

 

Петр МАЗАНОВ: Да, готовы.

 

Еще хороший вопрос коллега задавал, чем новая карта отличается от проекта УЭК? Мы тоже участвовали в этом проекте. По большому счету, отличается только одним. Этот проект реализуется за частные средства, а тот планировался за государственные. Вот основное отличие.

 

Антон ШИГАПОВ (модератор): Теоретически, было бы здорово, чтобы все поставщики услуг имели открытые API, открытые правила и бесплатные подключения. Правильно?

 

Петр МАЗАНОВ: С созданием ГИС ЖКХ мы близки к этому.

 

Алексей МАКАРОВ: Мне очень понравился один из тезисов Петра Мазанова о том, что самое главное, за что будут голосовать потребители – это удобство. Основной мой тезис в презентации – это удобство, удобные сервисы, удобные государственные сервисы, один из них – транспорт. С учетом того, что в основном перевозчики у нас муниципальные и государственные.

 

Пару слов о том, что делает Сбербанк для того, чтобы сделать жизнь пассажира более удобной, нежели она была какое-то время назад. В целом, можно поделить на 4 направления то, каким образом мы видим наше участие в транспортной инфраструктуре города. Есть транспортные карты, практически в каждом большом городе. По-моему, только в одном миллионнике нет транспортных карт, системы предоплаченных билетов. Наша задача, как крупнейшего банка, обеспечить удобную инфраструктуру пополнения этих карт, и желательно, безналичным пополнением.

 

Второй пункт вытекает из первого. Мы готовы, и делаем это во многих регионах, размещать транспортное приложение, предоплаченное транспортное приложение транспортного оператора в регионе на наших многофункциональных картах.

 

Третье то, о чём мы сегодня много говорили. Это наш проект «Многофункциональная карта жителя». Начали с Зеленодольска, готовы тираж проекта продолжать на другие регионы. На карте размещается не только классическое банковское финансовое приложение, но и транспортное, которое сейчас могут многие размещать, и достаточно большое количество нефинансовых сервисов.

 

Четвертое, на чём я остановлюсь чуть больше, это прием банковских крат к оплате в общественном транспорте. Забегая вперед, скажу о том, что мы считаем, что это удобный способ оплаты для пассажира.

 

По поводу инфраструктуры пополнения транспортных карт есть классическая инфраструктура – это устройство самообслуживания, банкоматы, платежные терминалы. Здесь мы не откроем ничего нового. Есть достаточно большое количество агентов, которые это делают. Дальше: мобильный банк, интернет-банк, удаленное пополнение, которое реализовано в Московской области. Мы смотрим на этот проект как проект будущего, который отвязывает держателя карточки от использования физических каналов. Для того чтобы он мог пополнить карту, ездить с этой картой в общественном транспорте.

 

Дальше: выпуск банковской карты с транспортным кошельком. У нас есть «Тройка». Такие карточки выпускаются практически автоматом для всех новых клиентов, которые приходят к нам. Также такие карты и такие приложения выпускаются в рамках кампусных проектов. Недавно, наверно, вы слышали, мы выпустили кампусную карту для МГУ. Точно так же размещена «Тройка» и социальное приложение, контроль удаленного доступа и т.д., большое количество нефинансовых сервисов. Фактически, это «карта жителя МГУ».

 

Следующее - эмиссия много функциональной карты жителя региона. Последнее, о чем хотелось бы поговорить поподробней, это прием банковских карт непосредственно в транспорте.

 

Для того чтобы пассажир мог оплачивать транспорт, ему необходимо купить билет. Это классическая технология, либо наличные, либо покупка предоплаченного билета. Та же «Тройка»: для того, чтобы вам поехать в метро или наземном транспорте, ее нужно купить и пополнить. Притом что пополнять ее нужно будет постоянно. Вам нужно будет регулярно куда-то ходить и куда-то прикладывать эту карточку, для того чтобы записать на неё билет.

 

Наша идея состоит в том, чтобы процесс оплаты свести на нет. У каждого человека есть банковская карта. Есть «Ромашка», есть «Карта жителя республики Татарстан», есть «карта МГУ», есть многофункциональные карты, которые объединяют в себе на этой карте ряд сервисов. Достаточно большое количество сервисов может жить в одном платёжном инструменте. 238 миллионов карт выпущено в данный момент. У нас не то, что по одной карте, а по 2 в кармане. У меня лично есть две карты и телефон, который тоже теперь карта, чтобы покататься в транспорте. В регионе не нужно выпускать дополнительных платежных инструментов, есть банковская карта у всех, с ней можно пойти в транспорт.

 

Отсюда вытекает второй пункт. Эти карты не нужно пополнять. Все эти карты играют функциональную роль в жизни гражданина РФ. Гражданин на нее получает зарплату, соцвыплаты. В основном деньги на ней есть. Редкую карту мы носим с собой, на которой денег нет совсем.

 

Та система, о которой мы говорим, можно назвать EMV-эквайринг, это некий стандарт, который позволяет превратить глобальный инструмент платежей в транспортный эквайринг и он подразумевает не только оплату банковскими картами, но еще и другими средствами платежа: NFC-часами, браслетами, брелоками, Apple Pay, Samsung Pay, Android Pay. То есть все телефоны, смартфоны, которые сейчас завоевывают мир.

 

Наверно, мало у кого такого телефона сейчас нет. Если я задам вопрос, у кого нет телефона с NFC, наверно, руки появятся. Или нет? У кого нет телефона с NFC? Ну хорошо, такие еще есть. Я думаю, что в недалёком будущем ваш телефон мигрирует в NFC-совместимые устройства и вы сможете использовать эти телефоны вместо банковских карт.

 

В отличие от транспортных карт, или даже наличных, банковские карты, оплата банковскими инструментами, подразумевает подпись этих транзакций. То есть они не обезличенные, они принадлежат кому-то, можно посмотреть историю этих платежей, есть полноценный веб-сервис. Вы не просто оплачиваете проезд по транспортной карте обезличено и не знаете, что там дальше происходит. По оплаченному проезду банковскими картами вы сможете посмотреть всю историю поездок.

 

Пример из Казани – такой личный кабинет встроен на сайте метрополитена. Люди, которые пользуются банковскими карточками в Казани, могут зайти и в любой момент посмотреть, что у них там с поездками. Вот так выглядит история поездок. Любой пассажир может распечатать билет, если ему нужно отчитаться перед работодателями.

 

Самый первый наш проект в подвижном общественном транспорте был реализован в Москве на небольшом количестве транспортных средств. Это начало 2015 года. Теперь кажется, что это уже очень давно было, потому что мы далеко ушли вперед с технологиями.

 

Продолжили мы в Московском метро, открыв станцию «Котельники» в сентябре 2015 года. Сейчас можете заметить, что московское метро принимает карты везде: и в турникетах, и в кассах, и в банкоматах. Это огромное событие для Москвы.

 

Автобусы в Санкт-Петербурге. Здесь мы тестировали технологию приема платежей контактными картами. В принципе в мире нигде такого нет и не будет. Мы приняли решение, что мы тоже особо продолжать работать с контактными картами не будем. Мы пытались принимать все типы карт. И карты с магнитной полосой, и с чипами, и бесконтактные карточки. Мы увидели, что контактные карты в транспорте не живут, и, несмотря на то, что мы потратились и закупили дорогостоящие валидаторы, больше половины людей все-таки платили бесконтактными картами. Это быстрее, удобнее и безопаснее.

 

Дальше был Новосибирский метрополитен, потом Казанский. Сейчас в стадии запуска стационарное оборудование Московской области.

 

В мире не так много регионов, где реализована полноценная безналичная экосистема в общественном транспорте. Первый город, а может быть, пока и единственный, который является эталоном для нас, это Лондон, который принимает как бесконтактные платежи любыми картами, так и выпускает предоплаченную транспортную карту «Ойстер онлайн». Любой держатель этой карточки имеет возможность управлять тарифными планами, поездками откуда угодно: со своего телефона, компьютера. Это, на мой взгляд, самый удобный инструмент для пассажира. Если пассажир пользуется транспортом часто, он покупает «Ойстер». Если он пользуется транспортом раз от разу или приехал в Лондон погулять из другого города, у него есть бесконтактная карточка в кармане.

 

Петр МАЗАНОВ: Я живу в Новосибирске и был свидетелем реализации этого проекта в нашем метро.

 

У нас есть свой городской портал и там появилась статья: «в часы пик в метрополитене появились огромные очереди». У нас метро не очень большое. Там всего 6 проходов в ряд, раньше в двух жетончик бросали, и в четырех были транспортные карты. После внедрения системы остались два с монетами, два с транспортными картами и два с оплатой безналичными банковскими картами.

 

Народ активно обсуждает, почему очередь появилась. Кто-то говорит: «зачем эти карты, пусть монеты будут везде». Им говорят: «транспортная карта – хорошая, по ней рубль скидку дают». А третьи горят: «это сделано специально для элиты». Город распределился, кто с монетками – беднота, кто с транспортной картой – средний класс и есть элита, которая проходит по банковской карте без очереди.

 

Я сам пользуюсь и транспортной картой, и банковской. Когда как аргумент говорят, что у нас 200 млн карт – это хорошо. Но когда проект внедряется без широкой подготовки, без оповещения населения, без активной пропаганды, получается, что с проектом появляется как бы VIP-вход для 2% населения.

 

Антон ШИГАПОВ (модератор): Количество карт растет, вы не забывайте. Идет активная агитационная компания по всему городу, очень странно, что вы ее не заметили.

 

Вопрос из зала: Вопрос следующий. С точки зрения города Зеленодольска или Казани – проводился ли конкурс на выбор поставщика финансового приложения? Какие критерии? Почему победил Сбербанк?

 

Алмаз ВАЛИУЛЛИН: Я не готов ответить. У меня получился в презентации такой уклон на Сбербанк. В действительности на транспорте у нас давно существовала технология, которую реализовал Банк АКБарс. То, что принес «Сбербанк» в проект – это расширенную инфраструктуру. Теперь транспортное приложение, выпущенное дочкой АКБарс банка, может быть записано на карту Сбербанка.

 

И, второе, что Сбербанк расширил инфраструктуру до приема карт бесконтактной оплаты, вот что я могу ответить.

 

Вопрос из зала: Проводился ли конкурс, какие критерии выбраны банком как поставщиком финансовых услуг?

 

Алмаз ВАЛИУЛЛИН: По факту, да.

 

Тут такой момент. Все эти проекты на данный момент требуют больших инвестиций. Как я сказал, нет поставщиков, готовых к этому. К примеру, в рамках этого проекта уже работала транспортная карта Зеленодольска. Но считыватели не поддерживали считывание непосредственно PayPass или PayWave, чтобы снимать с банковского счета. Сбербанк заменил за свои средства сто процентов считывателей во всех автобусах Зеленодольска на новые. Это инвестиция Сбербанка в проект. Чтобы очередь стояла банков, готовых заменить все считыватели…

 

Вопрос из зала: Сбербанк спонсировал городскую инфраструктуру?

 

Алмаз ВАЛИУЛЛИН: В этом смысле, да.

 

​​Дмитрий ПЬЯНКОВСКИЙ: Первая часть моего рассказа будет о том, как карта «Стрелка» появилась в Московской области. Во-первых, был проведён пилотный проект, в котором участвовали в 2015 году несколько банков: Возрождение, Сбербанк и прочие. Самое интересное, что на конкурс, в конце концов, не пришел никто, кроме Сбербанка.

 

Конкурс проводили в соответствии с 44-ФЗ на право заключения инвестиционного договора. Сбербанку предоставили право проинвестировать в инфраструктуру Московской области, эту информацию вы сможете найти достаточно легко на сайте правительства Московской области. Итого, договор был подписан примерно в ноябре 2015 года, буквально через два месяца должны были начать работу. То есть 1 февраля все 45 тысяч автобусов крупнейшего предприятия Московской области «Мострансавто» должны были быть оснащены оборудованием для приема транспортных карт и для регистрации оплаты проезда за наличный расчёт.

 

Благодаря нашим коллегам - Петру Мазанову, Александру, который здесь присутствует, из «Золотой Короны», мы это сделать смогли, несмотря на тяжелые зимние посленовогодние будни.

 

Услышал выступление Петра, крик души о том, как ограничивают поставщики услуг доступ к платежным витринам. Карта «Стрелка» является такой же платежной витриной и благодаря конкурсу мы контролируем все приемы платежей за услуги транспорта и в Московской области.

 

Первый раз на транспорте проблему открытия рынка, чтобы любой мог принять платежи, попыталась решить Москва, в 2013 году, запуская карту «Тройка», но споткнулась, замешкалась, упала. Карта «Стрелка» отличается от Москвы принципиально. В Москве существует инфраструктура, и когда происходил запуск карты «Тройки», ничего не нужно было делать, чтобы в один день обеспечить всю инфраструктуру, возможности выпуска новых карт и пополнения.

 

Запуск проекта в Московской области отличается. Нам нужно было на достаточно обширной территории - Московская область, 7 млн населения, - за два месяца, а не полтора года, как в Китае, создать каналы пополнения. Поэтому, благодаря нашим партнерам, мы смогли сделать техническое решение, которое позволяет пополнять транспортные карты без необходимости записи на них данных, как в Москве, например. Таким образом, проект «Стрелка» стал первым в России проектом в котором пополнение карт происходит онлайн, где основные каналы пополнения представлены дистанционными каналами пополнения: интернет-банкинг, мобильные приложения агрегаторов, SMS, устройства самообслуживания «Сбербанк» и т.д. У «Стрелки» или ЕТК нет ни одной собственной кассы для приема платежей.

 

Второе. Доступ к нашим каналам для пополнения «Стрелки» открыт, туда могут подключаться достаточно много компаний. Мы смогли достаточно быстро построить самую большую сеть пополнений транспортных карт в России, и условия для всех одинаковые. В данном случае, мы движемся в одном направлении.

 

Проект зашел достаточно далеко. Полтора миллиона карт выпущено в Московской области. Все транспортные компании-перевозчики в Московской области, которые легально оказывают услуги перевозок, являются участниками системы. Оплатить можно все виды транспорта на территории Московской области.

 

Необходимо отметить две основных вещи в этом проекте. Первая – дистанционные каналы обслуживания. Технология есть, она апробирована, она может применяться на транспорте. Второе – коль скоро мы находимся на платёжном форуме, необходимо отметить, что оплата банковскими картами является для нас таким же важным трендом и направлением в работе, как и развитие дистанционных каналов на первом этапе. Текущая ситуация, которую мы наблюдаем у перевозчиков, которые устали работать за наличный расчёт ввиду сложных внешних экономических условий и хотели бы увеличить долю безналичного обращения, роняют выручку со своей стороны за наличный расчет. Выручка по пластиковым картам, карте «Стрелка» устраивает перевозчиков, что очень нам нравится. Мы будем продолжать работать с коммерческими перевозчиками в сторону увеличения приема пластиковых карт. В Московской области уже 11 бортов принимают в оплате бесконтактные карты. Доведем этот показатель до 3 тысяч устройств в следующем году.

 

Антон ШИГАПОВ (модератор): Если смотреть на дистанционные каналы, про которые вы сегодня говорили, какой самый важный, самый популярный, которым пользуются пассажиры?

 

Дмитрий ПЬЯНКОВСКИЙ: Основной канал пополнения – это наш сайт и мобильное приложение.

 

Месяца 2 назад я участвовал в конференции, в которой коллеги по цеху рассказывали об успехах по созданию собственных транспортных агрегаторов. Банк Москвы» выступал и Картс Мобайл. У них меньше ста тысяч пользователей суммарно на двоих. В настоящее время в наших каналах 860 тысяч пользователей, которые зарегистрировались либо на сайте, либо в мобильном приложении. Они генерируют примерно 25 % пополнений.

 

Мы рассматриваем собственный портал как витрину. Поэтому, продолжая логику цифрового города, решений в нем, мы в настоящее время работаем в двух новых для себя направлениях. Первое – с одним из крупнейших ритейлеров мы реализуем проект, который позволит использовать карту «Стрелка» как средство идентификации в программе лояльности ритейлеров. Очень простой вход. Вы приходите с картой «Стрелка» в кассу, оплачиваете товар, показываете карточку, и вам на нее начисляют бонусы по программе лояльности.

 

Относительно собственной витрины. 800 тысяч человек. Мы планируем запустить сервис по страхованию здоровья пассажиров в виде модели по подписке, это добровольная услуга, которая тоже будет продаваться на сайте «Стрелка» и в мобильном приложении. Эти два сервиса в следующем году планируем выкатить и начать пробовать.

 

 

 

 

 

.

Please reload

Другие новости
Please reload